Математики придумывают нуль

При подсчёте голов скота или слитков золота счёт ведётся с единицы. Тысячи лет древние системы счисления начинались именно так. И хотя вавилонские и древнегреческие математики использовали подобный нулю символ для указания «пустого места» в таких числах, как, например, 907, концепция «ничто» в математике долгое время так и оставалась ничем.

Но вот наступил золотой век династии Гуптов в северной Индии. В эту эпоху изобилия цари покровительствовали искусству и наукам, и великие математики, например Ариабхата, достигли огромного прогресса в чистой математике. Примерно в 500 году Ариабхата описал нуль как количество, а в последующие несколько столетий индийцы-математики разработали правила математических действий с нулём — сложения, вычитания, умножения. К VIII веку индийские математические труды уже были переведены на арабский язык и оказали огромное влияние на знаменитых математиков исламского мира.

После исламского завоевания Ближнего Востока центром свободомыслия и учёности стал Багдад, где халиф аль-Мамун основал Дом мудрости. Среди собиравшихся там учёных был математик аль-Хорезми, принёсший в Багдад знания об индийской системе счисления и написавший множество трактатов по математике, астрономии, географии и картографии. Благодаря переводам его трудов в Западную Европу пришло представление о нуле. Память об аль-Хорезми увековечена в словах «алгебра» и «алгоритм».


Аль-Хорезми принёс в Багдад индийскую систему счисления
Аль-Хорезми принёс в Багдад индийскую систему счисления

Предполагать, что, используя шрифты Helvetica, мы ищем самый лёгкий путь, — смешно с типографической точки зрения. Просто смешно. Мы тратим огромное количество времени на разбивку, выравнивание и расстановку шрифта. Тот факт, что в нашем распоряжении находится лишь ограниченный набор шрифтов, требует от нас определённой подготовки, мастерской точности, фокусирования на тонких деталях. Новый шрифт для каждого конкретного случая — это определённо сказано не про нас. Но, заметим, именно такое отношение и было бы самым простым путём.

Я пишу, чтобы выразить то, что не могу сделать в студии; я работаю в студии, чтобы попытаться выразить более важные дизайнерские идеи — такие, которые не могу достаточно точно передать в письменном виде или которые сложно осознать напрямую. И если всё это не помогает, я вспоминаю о своей художественной студии в подвале — моём настоящем святилище.

С раннего детства мы отлично помним 26 букв алфавита. Сами по себе эти буквы не несут никакого смысла и неспособны передавать информацию. Однако, сложенные в слова, комбинации букв обретают огромную силу и становятся более точными, чем рисунок.

Портрет Конфуция (Кун Цю)
Конфуций
«Лунь Юй» («Беседы и суждения»), около 500 года до нашей эры Учитель сказал: ...
Вирус жёлтой лихорадки
Джон Моран
Мемуары «Подопытного кролика» Ко времени, когда майор Рид завершил свою ...