Бенедиктинское аббатство

Знакомством с трудами Цицерона, Платона, Аристотеля мы во многом обязаны святому покровителю Европы Бенедикту Нурсийскому. Монах и мыслитель с утопическими воззрениями, он основал на горе Монте-Кассино близ Неаполя монашескую обитель, стремясь создать замкнутое, отделённое от мира общество, где человек смог бы найти путь к Богу. Его община процветала, и вскоре другие монастыри стали принимать за образец бенедиктинский устав — жизнь, посвящённую труду и молитве.

Однако Бенедикт никак не мог предвидеть, что бенедиктинские монастыри станут прибежищем не только для душ, но и для книг. Когда Рим пал, вместе с ним погибли его школы и библиотеки. Но по этой же причине монастыри в Европе набирали силу, превращались во влиятельные институции. Писцы в своих скрипториях переписывали древние тексты и раннехристианские Евангелия, украшая их великолепными красочными миниатюрами. Эти тексты оказались, по сути, единственными в Западной Европе примерами античной литературы, дошедшими до эпохи Возрождения — эпохи, когда учёные принялись собирать воедино уцелевшие фрагменты и воссоздавать древнегреческие и древнеримские шедевры.

Сестра-близнец Бенедикта Нурсийского, Схоластика, приняла бенедиктинский устав, суть которого можно описать словами «покой, молитва и труд». Схоластика учредила близ Монте-Кассино женскую монашескую общину. Примыкающие друг к другу женские и мужские монастыри в те времена не были редкостью


Святой Бенедикт вручает ученику монастырский устав
Святой Бенедикт вручает ученику монастырский устав

Моя работа — это игра. И когда я занимаюсь дизайном, я играю. Я даже заглянула в словарь, чтобы убедиться, что это именно так. Первым определением слова «игра» было «детская забава, развлечение», а вторым — «азартное занятие для досуга». Дизайн для меня — и то, и другое.

Наша студия похожа на дизайнерскую лабораторию, в которой каждый пытается доказать свою теорию или вывести формулу.

Наша работа и домашняя жизнь неотделимы друг от друга. У нас нет табельных часов, которые бы отмечали время, когда мы поднимаемся утром по лестнице на верхний этаж нашего дома, где у нас расположены офисы. Мы можем работать, пока машина стирает бельё. Зузана может заниматься глажкой, в то время как у неё в духовке печётся пирог. Наши работы вместе с фотографиями и керамикой повсюду в доме. По вечерам я смотрю по телевизору баскетбольные матчи, одновременно работая над буклетами с образцами моих шрифтов.

Мигель Сервет
Мигель Сервет
«Восстановление христианства», 1 553 год Из этого весьма ясно следует, что мягкая ...
Искусственное сердце: «Джарвик 7»
Барни Кларк
Джордж Рейн, «Нью-Йорк Таймс», 1 982 год Доктору Кларку, дантисту на пенсии из Сиэтла ...