Ацтеки строят Теночтитлан

Важную роль в основании ацтекской столицы сыграл верховный бог ацтеков с обманчиво нежным именем Колибри Левой Стороны (по-ацтекски Уицилопочтли). Вопреки своему мирному имени Уицилопочтли, некогда пожертвовавший собственную кровь Солнцу, теперь требовал новых и новых человеческих жертвоприношений: ацтеки верили, что погибшие ради него становятся частью самого божества.

Уицилопочтли давал ацтекам пищу и советы, когда те странствовали в пустынях северной Мексики в поисках места для постоянного поселения. Он сказал, что знаком для них станет орёл, сидящий на верхушке кактуса. И когда в 1 325 году ацтеки вышли к озеру Тескоко, они увидели, что на острове сидит огромный орёл. В тот день был основан город, которому предстояло стать крупнейшим городом Мезоамерики, — Теночтитлан.

Ацтеки поселились на острове в маленьких деревянных хижинах и принялись возделывать землю. У своих новых соседей они позаимствовали приёмы земледелия в заболоченной местности — научились отводить воду от полей и строить ирригационные системы. Урожаи были щедрыми, ацтекский народ умножался.

Всего лишь через несколько поколений после основания Теночтитлана он превратился в 300-тысячный город с дворцами и храмами, центр великой империи, где подданных тысячами приносили в жертву требовавшему новой крови Уицилопочтли.

Ещё одно пророчество богов гласило, что с востока к ацтекам явится бог Кецалькоатль в виде человека с белыми волосами и бородой. По несчастливому стечению обстоятельств в 1 519 году прибыл подходивший под это описание Эрнандо Кортес, и вождь Монтесума приветствовал его как воплощение божества — на погибель себе и всей ацтекской цивилизации.

Мексиканский художник Диего Ривера обессмертил ацтекскую столицу на фреске «Великий Теночтитлан» на стенах Национального дворца в Мехико


Ацтеки строят Теночтитлан

Однажды я читал о принципах стандартного и нестандартного мышления. Если ты копаешь яму и она оказывается не на том месте, то копать глубже бесполезно. Нестандартное мышление заключается в том, что ты оставляешь эту яму и начинаешь копать в другом месте.

Когда я не знаю, что делать, я использую синий цвет.

Ручная гравировка и печать в прошлом, и, хотя они ещё не стали анахронизмами, их место — на покрытых пылью полках коллекционеров снобов.

Мигель Сервет
Мигель Сервет
«Восстановление христианства», 1 553 год Из этого весьма ясно следует, что мягкая ...
Взрыв дирижабля «Гинденбург»
Взрыв дирижабля «Гинденбург»
Из радиорепортажа, 1 937 год Тысяча человек пришли полюбоваться на посадку этого ...