Гутенберг печатает Библию

Поистине переломный момент в истории человеческой грамотности настал в тот знаменательный день, когда немецкий изобретатель Иоганн Гутенберг переделал винный пресс в первый современный печатный станок.

Придумав, как с помощью тяжёлого винта прижимать печатную форму к листу бумаги, Гутенберг стал пионером метода, остававшегося практически неизменным вплоть до XX века. Для массового производства стандартных литер шрифта он изобрёл словолитный прибор с твёрдым штампом — пунсоном. Довершили его систему новый металлический сплав — гарт — и типографская краска.

Опубликовав в 1 455 году свою 42-строчную Библию, Гутенберг изменил ход истории. Книга в одночасье перестала быть предметом роскоши, и это побудило многих представителей среднего класса учиться читать. Литераторы стали писать не только на латыни, но и на родных наречиях, внося тем самым свой вклад в разнообразие европейских языков. С того времени ведёт своё начало мир современных коммуникаций. Сейчас значение изобретения Гутенберга очевидно, но тогда ростовщик, у которого Гутенберг занял деньги на производство своего станка, подал на него в суд, требуя уплаты процентов, выиграл дело и разбогател; сам же изобретатель умер почти безвестным.

Гутенбергов печатный станок, способный производить примерно 240 страниц в час, продержался около трёх веков, до промышленной революций, когда на смену ему пришёл станок с приводом от парового двигателя, печатавший более 1 000 страниц в час.


Гугенбергова Библия, хранимая в Музее Гутенберга в Майнце (Германия)
Гугенбергова Библия, хранимая в Музее Гутенберга в Майнце (Германия)

Меня выгнали на целый день с урока французского языка за то, что я, сидя на последней парте, рисовал строчную «к». Именно тогда я понял, что мне следует ходить в художественную школу.

Никто никогда не строил и не разрушал свою карьеру лишь одной работой. Да и вообще, отдельная неудача или успех значат не так уж много. Непрерывная череда успехов или неудач — совсем другое дело.

Это абсолютное сотрудничество... Мы всё делаем вместе, мы шагаем в ногу на протяжении всего процесса. Она поразительна. Что я могу вам сказать? Я люблю эту даму. Я люблю её такой, какая она есть, и я люблю её за то, что она делает.

Мечеть Пророка в Медине
Два ислама: сунниты и шииты
Истоки раскола в исламе берут начало в политической распре среди тех, кто считал ...
Вирус жёлтой лихорадки
Джон Моран
Мемуары «Подопытного кролика» Ко времени, когда майор Рид завершил свою ...