Фрески Сикстинской капеллы

Не приходится сомневаться в том, что Микеланджело осознавал себя гением, и фрески Сикстинской капеллы позволили ему сполна проявить свой талант.

Когда папа Юлий II поручил Микеланджело ди Лодовико ди Буонаррото Симони роспись потолка Сикстинской капеллы в Ватикане, художник прервал работу над будущей гробницей главы католической церкви. Вероятно, торопясь вернуться к оставленному заказу, Микеланджело написал фрески всего за четыре года и завершил работу в 1 512 году. Сюжеты росписи заимствованы из Книги Бытия.

Сикстинскую капеллу украшают фрески и других великих мастеров Возрождения, и всё же Микеланджело сумел затмить их всех. Он воспринимал человеческое тело как темницу души, и при виде такой картины, как «Сотворение Адама», зритель задумывается именно о душе: фреска изображает тот момент, когда в тело Адама вдыхается божественная искра. Для «Страшного суда» (1 534 — 1 541 годы) Микеланджело отвёл не потолок, но алтарную стену, однако эта фреска завершает общий замысел — отразить историю (в богословской интерпретации) от сотворения мира до конца времён.

За «Страшный суд» Микеланджело принялся через 22 года после росписи потолка, в пору начавшейся Реформации. Исторические перемены ощутимы в этой работе: вместо прежних ликующих красок взглядам зрителей предстают напуганные, молящие о Божьей милости люди. Фрески Сикстинской капеллы остаются непревзойдённым шедевром европейского искусства.

В 1 979 году началась реставрация Сикстинской капеллы. Фрески Микеланджело промыли растворителем, открыв взгляду яркие краски художника. Папа Иоанн Павел II заново освятил капеллу в 1 999 году


Микеланджело расписывал потолок Сикстинской капеллы (Ватикан), вдохновляясь сюжетами Книги Бытия. Эта работа заняла четыре года
Микеланджело расписывал потолок Сикстинской капеллы (Ватикан), вдохновляясь сюжетами Книги Бытия. Эта работа заняла четыре года

У меня хранится целая пачка календарей, которыми я когда то пользовался. Время от времени я открываю календарь за 1991 год и смотрю на все эти записи, казавшиеся тогда такими важными: встречи, из за которых я очень волновался; дела, по-поводу которых мне звонили по четыре раза в день. И я думаю: куда всё это делось? Где это сейчас? Всё исчезло. Единственное, что всегда остаётся с нами, — это работа.

Я ненавижу беспорядок в офисах. Я хочу, чтобы туалеты были чистыми. Я не стану развешивать повсюду постеры. У меня не будут висеть дурацкие заметки рядом с туалетом — всё это меня раздражает. Мы ничего не печатаем шрифтом Comic Sans, и даже наши офисные работники в Берлине знают, что, когда они распечатывают заметку, они должны использовать шрифт нашей студии.

У меня есть одна фантазия — я хочу стать царём всех шрифтов в мире и искоренить все плохие образцы.

Эрнан Кортес
Эрнан Кортес, конкистадор
Письмо из Мексики, 1 519 год Мы прошли несколько шагов по улице, и навстречу нам ...
Альберт Эйнштейн, 1 947 год
Альберт Эйнштейн
Роджер Розенблатт, журнал «Тайм» Почему он так важен для нашей эпохи? Не потому, ...