Дифференциальное и интегральное исчисление

Научная революция сопровождалась ускоренным развитием математики: учёные подхватывали идеи друг друга, и порой открытия совершались одновременно несколькими исследователями. Так произошло с дифференциальным и интегральным исчислением: немецкий математик Готфрид Вильгельм Лейбниц разрабатывал эти математические методы несколько позже Исаака Ньютона, однако совершенно самостоятельно.

Спор о научном приоритете достиг масштабов едва ли не международного конфликта: не только два великих учёных, но и их страны вступили в яростную дискуссию о том, кто автор дифференциального и интегрального исчисления. Сейчас признаны заслуги обоих учёных, причём используемую ныне систему обозначений ввёл Лейбниц.

В 1 672 году Лейбниц создал счётную машину, превзойдя Паскаля: машина француза складывала и вычитала, а машина Лейбница также умножала, делила и извлекала квадратный корень.

Дифференциальное и интегральное исчисление позволяло определять мгновенные изменения величин, например изменения орбитальной скорости планет, и находить сумму бесконечно малых, например при вычислении объёма тел неправильной формы. Этот раздел математики служит базой экономики, физики и других наук.

Готфрид Вильгельм Лейбниц (1 646 — 1 716 годы), прославившийся в первую очередь как философ, вёл активную интеллектуальную жизнь. Он состоял в переписке примерно с 600 корреспондентами и участвовал в работе различных научных обществ


Дифференциальное и интегральное исчисление

Убирайте лишнее, пока вы не начали плакать.

Если в моих книгах и есть что-то общее, то это шероховатость — все они не отшлифованы. Очень часто с ними что-то не так.

Время от времени я думаю, что хорошо было бы вернуться к рисованию.

Индейцы и американские военные на подписании мирного договора в Прери-ду-Шин. Рисунок для этой литографии был сделан непосредственно на месте событий
Мериуэзер Льюис и Уильям Кларк
Первые исследователи американского Запада Мериуэзер Льюис и Уильям Кларк должны ...
Альберт Эйнштейн, 1 947 год
Альберт Эйнштейн
Роджер Розенблатт, журнал «Тайм» Почему он так важен для нашей эпохи? Не потому, ...