Джованни Бокаччо

«Декамерон». 1 350 — 1 353 годы

Здесь в начале болезни у мужчин и женщин показывались в пахах или под мышками какие-то опухоли, разраставшиеся до величины обыкновенного яблока или яйца, одни более, другие менее; народ называл их чумными бубонами; в короткое время эта смертельная опухоль распространялась от указанных частей тела безразлично и на другие, а затем признак недуга изменялся в чёрные и багровые пятна, появлявшиеся у многих на руках и бёдрах и на всех частях тела, у иных большие и редкие, у других мелкие и частые. И как опухоль являлась вначале, да и позднее оставалась вернейшим признаком близкой смерти, таковым были пятна, у кого они выступали.

Не станем говорить о том, что один горожанин избегал другого, что сосед почти не заботился о соседе, родственники посещали друг друга редко, или никогда, или виделись издали: бедствие воспитало в сердцах мужчин и женщин такой ужас, что брат покидал брата, дядя племянника, сестра брата и нередко жена мужа; более того и невероятнее: отцы и матери избегали навещать своих детей и ходить за ними, как будто то были не их дети.

<...> Надежда либо нищета побуждали их чаще всего не покидать своих домов и соседства; заболевая ежедневно тысячами, не получая ни ухода, ни помощи ни в чем, они умирали почти без изъятия. Многие кончались днём или ночью на улице; иные, хотя и умирали в домах, давали о том знать соседям не иначе, как запахом своих разлагавшихся тел. И теми и другими умиравшими повсюду все было полно. Соседи, движимые столько же боязнью заражения от трупов, сколько и состраданием к умершим... вытаскивали из домов тела умерших и клали у дверей, где всякий, особливо утром, увидел бы их без числа; затем распоряжались доставлением носилок, но были и такие, которые за недостатком в них клали тела на доски.


Джованни Бокаччо
Джованни Бокаччо

Хороший алфавит напоминает сплочённую группу людей, в которой каждый на своём месте.

Благодаря посещению музеев, сайтов, организаций, чтению, исследованиям, скетчам, заметкам, фотографированию и обыкновенному для такого дела трёхнедельному погружению я нахожу свой собственный подход к тексту.

Только настоящее время имеет значение. И это учит смирению, потому что, каким бы богатым ни был твой опыт, ты всё равно страшишься чистого листа... Это одновременно забавляет, тревожит и внушает опасение. Но зато как здорово, когда ты наконец-то завершил работу. Тебе приходится жить с ощущением постоянной угрозы, и ты получаешь огромное удовольствие, когда покидаешь опасную зону.

Купол Скалы, известный также как Харам аш-Шариф, возвышается над мусульманским кварталом Старого города в Иерусалиме
Купол Скалы
Едва ли не с каждой улицы Иерусалима и даже с окрестных дорог открывается вид на ...
Роберт Пири
Роберт Пири
Дневники, 1 909 год Вторник — среда, 21-22 апреля. Чудесная погода, сопутствовавшая ...