Симон Боливар

От статуи у входа в Центральный парк в Нью-Йорке до сотен памятников и настенных росписей в Венесуэле — в обеих Америках Симона Боливара помнят как выдающегося лидера и революционера. Его военные таланты привели к освобождению большей части Южной Америки от испанского господства и породили почти вековую эпоху больших перемен. Южноамериканский континент пережил политическую нестабильность и тоталитаризм, пока наконец не начала зарождаться демократия, в первую очередь в Венесуэле, на родине Боливара.

Однако на закате жизни Боливару пришлось наблюдать, как регион, который обрёл свободу, погружается во вражду и раздоры.

Симон Боливар простился с мечтой о единой Южной Америке — люди, которым он принёс свободу, восстали против него. Весной 1 830 года он ушёл в отставку с поста президента. Он готовился к добровольному изгнанию, пересылал ящики со своими вещами в Европу, но умер от туберкулёза в колумбийской Санта-Марте. Последние дни его жизни воссозданы в романе Габриэля Гарсиа Маркеса «Генерал в своём лабиринте» (1989), где некогда почитаемый полководец предстаёт слабым человеком, презираемым своим народом.

Хотя наследие Боливара, безусловно, исполнено противоречий, его имя носят бульвары, площади и правительственные здания в Южной Америке, и он продолжает вдохновлять людей. Посол Венесуэлы, возлагая цветы к памятнику Джорджу Вашингтону в Каракасе в 1 920 году, сказал: «Ни Вашингтону, ни Боливару не суждено было иметь детей, но мы, американцы, можем назвать себя их детьми».


Симон Боливар
Симон Боливар

Главная проблема графического дизайна сегодня: веришь ли ты ему. Дело больше не в миссии дизайнера — каждый творец в конце концов продаёт свою душу. Я этого не сделал — и что же? Люди называют меня одним из самых известных дизайнеров в мире, и я не нажил на этом денег.

Я люблю свою студию. Она расположена над Dunkin’ Donuts в старом и запущенном четырёхэтажном здании между Четырнадцатой улицей и Шестой авеню на Манхэттене. Она сравнительно недорогая по меркам Нью-Йорка, что даёт мне больше свободы в работе. Это, конечно, дыра, но это моя дыра.

У меня есть одна фантазия — я хочу стать царём всех шрифтов в мире и искоренить все плохие образцы.

Купол Скалы, известный также как Харам аш-Шариф, возвышается над мусульманским кварталом Старого города в Иерусалиме
Купол Скалы
Едва ли не с каждой улицы Иерусалима и даже с окрестных дорог открывается вид на ...
Исследователь Ирвинг Ленгмюр и Маркони. 1 922 год
От проводов к беспроводной связи
Прошло всего 25 лет с первого телефонного разговора, как случилось ещё более ...