Гомер

«Одиссея». Около 750 года до нашей эры

Я — Одиссей Лаэртид.

Измышленьями хитрыми славен

Я между всеми людьми.

До небес моя слава доходит.

На издалека заметной Итаке живу я.

Гора там Вверх выдаётся — Нерит, колеблющий листья.

Немало Там и других островов, недалёких один от другого:

Зам и Дулихий, покрытый лесами обильными Закинф.

Плоская наша Итака лежит, обращённая к мраку,

К западу, прочие все — на зарю и на солнце, к востоку.

Почва её камениста, но юношей крепких питает.

Я же не знаю страны прекраснее милой Итаки.

<...>

Слаще нам нет ничего отчизны и сродников наших,

Если бы даже в дому богатейшем вдали обитали

Мы на чужой стороне, в отдаленьи от сродников наших.

Ну, расскажу я тебе о печальном моем возвращеньи,

Зевсом ниспосланном мне, когда Илион я покинул.

Ветер от стен илионских к Исмару пригнал нас, к киконам.

Город я этот разрушил, самих же их гибели предал.

В городе много забравши и женщин и разных сокровищ,

Начали мы их делить, чтоб никто не ушёл обделённым.

Стал тут советовать я как можно скорее отсюда

Всем убежать, но меня не послушались глупые люди.

<...>

Тучи сбирающий Зевс на суда наши северный ветер

С вихрем неслыханным ринул и скрыл под густейшим туманом

Сушу и море. И ночь ниспустилася с неба на землю.


Греческий эпос
Около 750 года до нашей эры
Греческий эпос
«Данте, Гомер, Вергилий». Фрагмент настенной фрески из Станца делла Сеньятура в Ватикане (мастерская Рафаэля)
«Данте, Гомер, Вергилий». Фрагмент настенной фрески из Станца делла Сеньятура в Ватикане (мастерская Рафаэля)

Скорее всего, в понедельник или среду я буду заниматься тем же, чем в субботу и воскресенье. Я не разделяю свою жизнь на работу и развлечения.

Я пишу, чтобы выразить то, что не могу сделать в студии; я работаю в студии, чтобы попытаться выразить более важные дизайнерские идеи — такие, которые не могу достаточно точно передать в письменном виде или которые сложно осознать напрямую. И если всё это не помогает, я вспоминаю о своей художественной студии в подвале — моём настоящем святилище.

Только настоящее время имеет значение. И это учит смирению, потому что, каким бы богатым ни был твой опыт, ты всё равно страшишься чистого листа... Это одновременно забавляет, тревожит и внушает опасение. Но зато как здорово, когда ты наконец-то завершил работу. Тебе приходится жить с ощущением постоянной угрозы, и ты получаешь огромное удовольствие, когда покидаешь опасную зону.

Бизоны (доисторическая наскальная роспись в пещере Альтамира в Испании)
Доисторическое искусство
Бесценные источники информации о людях и художественные шедевры. По всей земле в ...
Роберт Годдард, 1 926 год
Пилотируемые космические полёты
Пилотируемая космонавтика ведёт отсчёт с 1 961 года, когда советский космонавт Юрий ...