Греко-персидские войны

Когда персидское и греческое войска сошлись на равнине у Марафона, преимущество персов казалось бесспорным. Персы, в 490 году до нашей эры высадившиеся с кораблей в континентальной Греции к северу от Афин, значительно превосходили своих противников в силе. Согласно греческому историку Геродоту, их флот насчитывал 600 кораблей. Главной силой персидской армии была кавалерия, её дополняли умелые колесничие и лучники. Лук служил персам главным оружием, с ним были связаны их военные успехи. Легковооружённая персидская пехота быстро перестраивалась. Обладая такой конницей и такой пехотой, персы быстро и решительно атаковали противника.

Стратегия греков, наоборот, опиралась на тяжёлую пехоту, вооружённую длинными копьями и массивными щитами. Такие щиты назывались гоплонами, а прикрывавшиеся ими воины — гоплитами.

Гоплиты обычно встречали противника в фаланге — сплошном строю, подобном стене, пробиться через который было практически невозможно. Преимущество такого строя состояло и в защищённости самих гоплитов: каждого из них частично прикрывал щитом его товарищ справа.

У Марафона преимущество было на стороне персов: их было больше, а равнина предоставляла пространство для маневра кавалерии. Но греки первыми напали на персов, не позволив их коннице проявить свою мощь. Геродот пишет, что потери «варваров» составили 6 400 человек. Афиняне потеряли 192 воинов. Эта победа стала поворотным моментом в греко-персидском противостоянии.


Греко-персидские войны
500 год до нашей эры
Греко-персидские войны
Эмалированный черепичный фриз дворца Дария Великого украшают изображения лучников в натуральную величину. Такие же персидские воины сражались в битве при Марафоне
Эмалированный черепичный фриз дворца Дария Великого украшают изображения лучников в натуральную величину. Такие же персидские воины сражались в битве при Марафоне

Пожалуй, я против того, чтобы подразумевать под «графическим дизайном» всякие визитки, логотипы и рекламу. Более того, все эти вещи меня совершенно не интересуют. Такое понимание графического дизайна так же далеко от меня, как и профессия молочника или адвоката. Честно говоря, я охотнее стал бы молочником.

Нет цвета лучше чёрного. Есть много других цветов, подходящих и удачных, но все они присущи цветкам.

Моя работа по прежнему направлена на создание счастливой возможности для всех тех и всего того, кто и что не были приняты во внимание; на то, чтобы выслушать другого человека и не только понять предложенные изменения, но и инициировать их.

плуг с колесом
Перемены в сельском хозяйстве
Пшеница, первая сельскохозяйственная культура, которую стали выращивать в Европе ...
Альберт Эйнштейн, 1 947 год
Альберт Эйнштейн
Роджер Розенблатт, журнал «Тайм» Почему он так важен для нашей эпохи? Не потому, ...