Джон Кеннеди

Берлинская речь, 26 июня 1 963 года

От имени своих соотечественников я хочу сказать, что они глубоко горды тем, что могут разделить с вами, хотя бы на расстоянии, историю последних 18 лет. Эта стена — очевидная и зримая демонстрация неудач коммунистической системы, но весь мир видит, что мы не радуемся этому. Эта стена... не только преступление против истории, но и преступление против человечества. Она разделила семьи, разделила мужей и жён, братьев и сестёр и продолжает разделять людей, которые желают объединения.

Пока одному немцу из четырёх отказывают в элементарном праве сделать свободный выбор, реальный, длительный мир в Европе никогда не наступит. 3а 18 лет мира и честного труда поколение немцев заслужило право быть свободными, объединить свои семьи и свой народ в атмосфере мира и доброжелательности ко всем людям.

Вы живёте на хорошо защищённом острове свободы, но ваша жизнь — часть общей жизни. Устремите взгляд за пределы тревог сегодняшнего дня — к надеждам дня завтрашнего, за пределы свободы только для Берлина или для всей Германии — к свободе повсеместной, за пределы этой стены -к тому дню, когда настанет справедливый мир, за пределы «вас» и «нас» — ко всему человечеству. Свобода неделима, и если хоть один человек порабощён, кто тогда свободен? Когда все станут свободными, мы увидим, что на мирном и полном надежд земном шаре воссоединятся и этот город, и эта страна, и огромный Европейский континент.

Когда этот день наконец наступит, люди Западного Берлина будут иметь все основания для гордости: вы жили на самой линии фронта в течение почти двух десятилетий. Все свободные люди, где бы они ни жили, — граждане Западного Берлина. И я как свободный человек с гордостью говорю: Ich bin ein Berliner, я — берлинец!


Пожалуй, мои работы иногда слишком сильно похожи на меня. Мне очень сложно избавиться от этого, исключить себя из своих работ. Иначе останется лишь Helvetica на белом фоне.

Наша студия похожа на дизайнерскую лабораторию, в которой каждый пытается доказать свою теорию или вывести формулу.

Мне уже пятьдесят один год! А люди всё ещё звонят и спрашивают, не хочу ли я оформить обложку для альбома. Они говорят мне, что я могу сделать всё, что захочу, и мне очень трудно им объяснить, что полка с пластинками — это не то место, где мне хочется себя выразить. Обратитесь к двадцатилетнему.

Рисунок из книги Джонатана Свифта «Путешествия Гулливера»
Путешествия Гулливера
Книга о путешествиях Лемюэля Гулливера, хирурга, а затем капитана нескольких ...
Хайле Селассие на обложке журнала «Таймс», 1 939 год
О Хайле Селассие
На протяжении большей части XX века Эфиопия ассоциировалась с императором Хайле ...