Война в Корее

Апогеем взаимной враждебности и недоверия между СССР и США стала война в Корее 1950–1953 годах. Войска поддерживаемого СССР северокорейского правительства Ким Ир Сена в течение нескольких недель разгромили армию Южной Кореи и заняли почти весь Корейский полуостров. Чтобы остановить их продвижение, США вынуждены были применить в Корее свои войска, действовавшие под флагом ООН, которая осудила агрессию Северной Кореи.

В Корее против американцев воевала и регулярная армия Китая, выступавшая как добровольческая. СССР полностью взял на себя снабжение, а также воздушное прикрытие как китайских войск в Корее, так и китайских городов.

Мир оказался на грани глобальной войны, поскольку в Корее практически происходило военное столкновение между СССР и США. Но война не разразилась: советское и американское правительства, опасаясь непредсказуемых последствий подобного конфликта, в последний момент отказались от открытых боевых действий друг против друга. Перемирие, подписанное 27 июля 1953 года, а также смерть Сталина ознаменовали собой некоторый спад напряжённости в противостоянии социализма и капитализма.

25 июня 1950 года началась война на Корейском полуострове, между Корейской Народно-Демократической Республикой (КНДР) и Республикой Корея (Южная Корея) с целью объединения Кореи в единое государство. Первопричиной войны стал раскол Кореи, произошедший после августа 1945 года. Его логическим следствием явилось провозглашение в 1948 году КНДР и Республики Корея. Каждая из них объявила себя единственно законной, представляющей весь корейский народ, а другую считала незаконной, марионеточной и так далее.

В течение нескольких дней война из гражданской, как её определили представители многих стран, переросла в крупный международный конфликт, в орбиту которого были вовлечены десятки стран и в первую очередь Соединённые Штаты Америки, Советский Союз и Китайская Народная Республика.

Администрация Трумэна расценила начавшийся вооружённый конфликт как посягательство на американские интересы в восточноазиатском регионе и буквально с первых дней войны предоставила свои вооружённые силы для поддержки Южной Кореи.

Военное руководство США прекрасно понимало, что режим Ли Сын Мана не смог бы в одиночку противостоять КНДР.

А поражение Сеула привело бы к образованию на Корейском полуострове единого государства, дружественного СССР, создало бы угрозу американским интересам в Японии. Д. Ачесон, госсекретарь США в 1949–1952 годах, впоследствии писал: «Ясно, что атака (КНДР против Юга) не давала повода для объявления войны Советскому Союзу. Также очевидно, что это был открытый вызов нашему международному статусу защитника Южной Кореи, региона огромной важности для безопасности оккупированной Японии... Мы не могли допустить захвата этого важного региона советской марионеткой прямо под нашим носом, ограничившись формальным протестом в Совете Безопасности». Таким образом, американская администрация не могла допустить потери своего влияния в азиатском регионе, и соответственно роль США, несмотря на опасения «разбудить» Москву, была предрешена.

После окончания Второй мировой войны американцы оставили на Дальнем Востоке мощную военную группировку с целью сохранения своего господства в юго-западной части Тихого океана. Так, непосредственно в Южной Корее находилась группа советников в составе пятисот военнослужащих, под началом бригадного генерала Дж. Робертса.

В акватории (Северной и Южной Кореи) находился 7-й флот США (около 300 кораблей), а на ближайших авиабазах в Японии и Филиппинах дислоцировались две воздушные армии — тактическая 5-я и стратегическая 20-я. Кроме того, в непосредственной близости от Кореи находились три американские пехотные дивизии, одна бронетанковая, отдельный пехотный полк и полковая боевая группа (82 871 человек, 1 081 орудие и миномёт и 495 танков) и одна воздушная армия (835 самолётов). В этом районе находилось также около 20 английских кораблей.

К 1950 году в Южной Корее была создана оснащённая современным по тому времени оружием армия, подготовленная для наступательных военных действий. Она насчитывала: 8 пехотных дивизий, 1 отдельный полк, 12 отдельных батальонов, 161 тысячу человек личного состава, около 700 орудий и миномётов, свыше 30 танков и САУ, 40 самолётов (устаревших американских образцов), 70 малых кораблей и судов.

В свою очередь Корейская народная армия к началу военных действий в 1950 году имела десять стрелковых дивизий, одну танковую бригаду, два отдельных полка, в том числе мотоциклетный, 148 тысяч человек личного состава (по другим данным — 175 тысяч человек). На вооружении этих боевых частей состояло 1600 орудий и миномётов, 258 танков и САУ, 172 боевых самолёта (по другим данным — 240), двадцать кораблей. Кроме того, были сформированы охранные отряды министерства внутренних войск в приграничных районах. В ВВС КНА насчитывалось 2 829 человек, в ВМФ — 10 307 человек. В общей сложности вооружённые силы КНДР вместе с войсками министерства внутренних дел к началу войны насчитывали около 188 тысяч человек.

Таким образом, соотношение сил и средств у 38-й параллели к началу военных действий было в пользу КНА: по пехоте — в 1,3 раза; артиллерии — в 1,1 раза, танкам и САУ — в 5,9 раза, самолётам — в 1,2 раза, однако в последнем случае следует заметить, что лётный состав КНА в основном не закончил обучение. К маю 1950 года было подготовлено лишь 22 лётчика штурмовой авиации и 10 лётчиков истребителей.

Здесь уместно кратко охарактеризовать позицию СССР по корейской проблеме и в первую очередь по вопросу участия советских военнослужащих в войне на стороне Северной Кореи. Как свидетельствуют доступные сегодня документы из отечественных архивов, первоначально использование советских войск в Корейской войне не предполагалось. В Кремле понимали, что прямое участие Вооружённых Сил СССР вызовет негативную реакцию в США и в мире.

Было очевидно, что Советский Союз будет обвинён во вмешательстве во внутренние дела суверенной Кореи. Более того, Москва располагала информацией о том, что вторжение армии Северной Кореи на территорию Южной будет рассматриваться в европейских кругах как прелюдия к аналогичному наступлению СССР в Германии. Исходя из этого, руководство СССР с началом войны в Корее сделало чёткую установку на её ведение силами КНА с привлечением ограниченного числа советских военных советников.

Существует немало версий о начале войны в Корее. Пхеньян и Сеул всю ответственность за развязывание конфликта неизменно возлагают друг на друга. Введённые к настоящему времени в научный оборот данные о наращивании вооружений Севера и Юга убедительно свидетельствуют о том, что к войне готовились обе стороны. Причём и Ким Ир Сен, и Ли Сын Ман рассматривали силовые методы как единственную возможность создания объединённой Кореи.

Однако, в отличие от Пхеньяна, скрывавшего свои планы нападения на Юг различного рода инициативами «о мирном объединении» Кореи, сеульские власти выступали с жёсткими милитаристскими заявлениями. Да и сам южнокорейский лидер, по словам американского посла в РК Джона Муччио, «был чрезвычайно авторитарен, несмотря на постоянные утверждения о стремлении к подлинной демократии в Корее. Навязчивой идеей Ли Сын Мана являлось объединение Кореи под его руководством. Это стало бы жемчужиной в его долгой политической карьере». Ли Сын Ман неоднократно призывал «предпринять наступление на Пхеньян». В 1949 году он прямо заявил, что войска Республики Кореи «готовы вторгнуться в Северную Корею», что «составлен план удара по коммунистам в Пхеньяне».

Войне предшествовали многочисленные приграничные вооружённые конфликты, провоцируемые обеими сторонами.

23 июня 1950 года южнокорейские войска начали артиллерийский обстрел позиций КНА, а на рассвете 25 июня, предположив, что после столь длительной артиллерийской подготовки основные объекты противника уничтожены, перешли в наступление. На отдельных участках южнокорейским войскам удалось вклиниться на 1–2 км севернее 38-й параллели. Впрочем, существует и противоположная версия, что первыми открыли огонь и перешли в наступление войска КНА.

Отразив первые удары противника, войска КНА перешли в контрнаступление. Противник, не ожидавший столь мощных ответных ударов, начал отступление и уже 28 июля вынужден был оставить Сеул. За полтора месяца военных действий войска КНА продвинулись на 240–350 км. Лисынмановская армия потеряла почти 100 тысяч человек убитыми, ранеными и пленными.

Поражение южно-корейских войск и угроза крушения марионеточного режима вызвали тревогу в американских правящих кругах. Правительство США приняло решение о вмешательстве в конфликт, по существу переросший в гражданскую войну.

К началу сентября на Пусанский плацдарм было переброшено до 6 американских дивизий и английская бригада. В результате соотношение сил к середине сентября изменилось в пользу Южной Кореи, перешедшей в контрнаступление.

Американским командованием предусматривалась высадка оперативного морского десанта в порту Инчхон с одновременным переходом в наступление 8-й американской армии с Пусанского плацдарма с целью окружения и уничтожения главных сил КНА.

После ожесточённых боев, начавшихся 16 сентября, «войскам ООН» удалось прорвать линию фронта, а к середине октября перенести боевые действия к северу от 38-й параллели.

К 24 октябрю 1950 года американские войска вышли в район городов Чхосан и Кодан на корейско-китайскую границу. В этих условиях на помощь Северной Корее пришли китайские и советские добровольцы.

25 октября 1950 года передовые части китайских добровольцев и войска КНА нанесли контрудар, а затем перешли в контрнаступление и за восемь месяцев очистили от войск противника всю территорию Северной Кореи.

Южнокорейцы и «войска ООН» вынуждены были перейти к обороне. Они понесли большие потери: количество убитых, раненых и пленных превысило 500 тысяч человек. К январю 1951 года на некоторых участках противник был отброшен на 80–100 км южнее 38-й параллели.

Перемирие было подписано в июле 1953 года.

Война в Корее обошлась США в 20 миллиардов долларов. Американцы и их союзники привлекли к боевым действиям более 1 миллиона человек, на вооружении которых находилось 1 000 танков и свыше 1 600 самолётов. По признанию американцев, эта война была четвёртой по масштабам в истории США. Потери американских военнослужащих только убитыми составили более 140 тысяч человек.

В ходе войны обе стороны применяли формы и способы боевых действий, выработанные ещё в период Второй мировой войны, причём широкий круг задач решали флоты. ВМС США и их союзников участвовали в морской блокаде побережья, высаживали морские десанты, наносили удары по наземным военным и промышленным объектам, поддерживали сухопутные войска в наступлении и обороне, а также обеспечивали перевозку воинских грузов.

На фоне подавляющего превосходства противника на море малочисленный флот Северной Кореи решал задачи в основном оборонительного характера, защищал побережье, порты и военно-морские базы, осуществлял постановку оборонительных минных заграждений, в том числе и противодесантных. Правда, в начале войны он высадил несколько тактических десантов с целью содействия наступавшим на приморском направлении сухопутным войскам.

Первые морские десанты были высажены 25 июня 1950 года на восточном побережье Южной Кореи, в районах Каннына и мыса Римуон. При высадке этих десантов большое значение придавалось фактору внезапности. Пункты посадки находились всего в 50–90 милях от районов высадки, что обеспечивало переход десанта морем в тёмное время суток. Оба десанта были высажены без артиллерийской и авиационной подготовки и поддержки. Противодействие высадке оказалось слабым.

Неожиданным для американского командования явилось использование флотом Северной Кореи дрейфующих мин: вместо якоря подвешивался груз весом около 100 кг, удерживавший мину в притопленном положении. Такие мины представляли серьёзную опасность.

В начале июля 1950 года президент США Гарри Трумэн, ссылаясь на просьбу Совета Безопасности о предоставлении помощи Южной Корее, отдал приказ об установлении морской блокады на всем корейском побережье.

К началу сентября 1950 года войска Северной Кореи держали под контролем 95% территории страны с почти 97% населения. Лисынмановская армия оказалась в крайне тяжёлом положении.

В свою очередь, используя выгодные естественные рубежи, подавляющее превосходство в воздухе и на море, войска союзников смогли закрепиться на Пусанском плацдарме и принять срочные меры к быстрому наращиванию сил и средств. Уже к середине сентября 1950 года на плацдарме сосредоточилось около 350 тысяч человек, численность авиации доведена до 1 тысячи самолётов в ВВС и 500 в ВМС, а во флоте насчитывалось более 260 кораблей и судов, в том числе 1 линейный корабль, 8 авианосцев, 10 крейсеров, более 40 эскадренных миноносцев и другие корабли.

К этому времени наступательные возможности Северной Кореи снизились прежде всего из-за отсутствия подготовленных резервов, растянутости сухопутных коммуникаций на 450–500 км и их уязвимости, а также почти полного отсутствия поддержки с моря и воздуха.

В сложившейся оперативно-стратегической обстановке американское командование решило провести наступательную операцию с целью окружения и последующего уничтожения главной группировки северокорейцев, развёрнутой перед Пусанским плацдармом.

Замысел американского командования сводился к тому, чтобы высадить в глубоком тылу десант с моря, захватить Сеул, провести форсированное наступление на восток, перерезать сухопутные коммуникации, дезорганизовать управление войсками противника и их снабжение, а затем, наступая одновременно с севера и юга, окружить и уничтожить главные силы КНА совместными ударами сухопутных войск, авиации и флота. В дальнейшем планировалось выйти к границе Китая и на этом закончить военные действия в Корее.

Решение о проведении Инчхонской десантной операции (кодовое наименование «Кромайт») было принято Объединённым комитетом начальников штабов США 22 июля 1950 года. План операции «Кромайт» был утверждён 6 сентября 1950 года. В качестве десантных войск выделялись 1-я американская дивизия морской пехоты и 7-я американская пехотная дивизия, английский отряд коммандос и несколько частей южнокорейской морской пехоты.

Общая численность войск десанта достигала 45 тысяч человек.

Общее руководство операцией осуществлял главнокомандующий вооружёнными силами США на Дальнем Востоке генерал Макартур, он же являлся командующим силами в Инчхон-Сеульской наступательной операции.

Верховное командование КНА в период подготовки противника к высадке морского десанта приняло ряд мер по укреплению обороны Инчхона. В частности, было создано командование обороны западного побережья от Кунсана до Инчхона. В его подчинение передавались части, большая часть из которых состояла из новобранцев, не прошедших даже начального военного обучения.

В порту Инчхон и на острове Волмидо оборону занимали подразделения 226-го отдельного полка морской пехоты.

Севернее Инчхона дислоцировался батальон 107-го пограничного полка, южнее — отдельный армейский батальон. Общая численность этих войск превысила 3 тыс. человек. На подходах к порту было выставлено до 40 якорных мин, но из-за того, что их выставили с малым углублением, во время отлива мины обнаруживались визуально. Несколько мин сильным течением сорвало с якорей, а оставшиеся в период малой воды были расстреляны корабельной артиллерией передового отряда. В целом же действия командования КНА по организации противодесантной обороны побережья были недостаточно целеустремлёнными, несмотря на то, что многое свидетельствовало о подготовке противника к крупной десантной операции.

В районе высадки десанта союзники имели более чем 20-кратное превосходство в войсках, а их преимущество в воздухе и на море было абсолютным.

Большое внимание уделялось огневому обеспечению. Согласно плану, предварительная артиллерийская подготовка назначалась на 13 сентября, то есть за 2 дня до высадки десанта (при максимальном приливе), а в случае необходимости планировалось повторить её за день до высадки.

Для непосредственной артиллерийской подготовки выделялись 4 крейсера, 6 эскадренных миноносцев и 3 средних десантных корабля с реактивными установками. Огневые позиции крейсеров располагались на удалении 12–13,5 км от берега, а эскадренных миноносцев — 0,7–5,5 км. План авиационного обеспечения десанта был согласован с планом использования корабельной артиллерии. Предусматривались даже совместные удары авиации и кораблей по одним и тем же целям. Для этого устанавливалась минимальная высота полёта для авиации 450 м, а предельная высота траектории снаряда — 330 м.

К исходу дня 14 сентября все силы прибыли в район проведения операции.

Штурмовые отряды (2 роты) были высажены на остров Волмидо двумя волнами на пехотно-десантных катерах, в третьей волне на трёх танкодесантных катерах на остров были доставлены 10 танков.

Противодействие высадке оказалось слабым, и уже к 8.00 остров полностью захватили десантники. В это же время корабли артиллерийской поддержки производили огневые налёты на расположенные в Инчхоне объекты. Авиация также наносила удары с целью дальнейшего ослабления обороны. При этом особое внимание обращалось на отсечение маршрутов подхода резервов КНА. Самолеты 77?го оперативного соединения наносили массированные удары по коммуникациям на глубину до 40 км от Инчхона.

Инчхонская десантная операция проводилась после того, как был изучен и обобщён опыт Второй мировой войны. Известно, что с появлением ядерного оружия многие военные теоретики зашли в тупик: высадку крупных морских десантов стали считать невозможной. В этом смысле война в Корее и особенно опыт проведения Инчхонской десантной операции представляли значительный интерес, поскольку был получен ответ на многие вопросы военно-морского искусства.

С июля 1951 года началась новая фаза войны в Корее: принципиально изменились цели бомбардировок наземных объектов. Перед американской авиацией ставились задачи: ограничить наступательные возможности сухопутных войск противника, продолжить интенсивные удары с воздуха по военным и промышленным объектам Северной Кореи и таким образом создать условия для заключения выгодного перемирия. Американские военные теоретики назвали эту фазу войны «воздушной кампанией». Отмечено, что тогда основные усилия авиации были направлены в основном на изоляцию районов боевых действий от тыловых районов страны и срыв снабжения воинскими грузами войск противника. Из-за этого войскам КНА приходилось планировать боевые действия и воинские перевозки на тёмное время суток.

Подсчитано, что за весь период Корейской войны самолёты 77-го оперативного соединения выполнили более 250 000 боевых вылетов. За годы войны палубные самолёты нанесли удары по 850 114 целям, израсходовали 176 929 т бомб, 271 890 реактивных снарядов, 73 888 000 единиц пулемётно-пушечных боеприпасов.

Примечательной особенностью войны в Корее явилось широкое применение флотом Северной Кореи морских мин. Так, в октябре — ноябре 1950 года американцам пришлось уничтожать минное заграждение в районе порта Нампхо. Траление осложнялось из-за неблагоприятных условий: высота приливов в районе достигала 3,5 м, а скорость течения превышала 3 узла. Малая прозрачность воды затрудняла обнаружение с воздуха мелко поставленных мин.

В оборонительном минном заграждении, выставленном флотом Северной Кореи на внешнем рейде и на ведущем в порт фарватере, насчитывалось 212 мин — донных магнитных и якорных контактных. Для уничтожения минного заграждения американцы сформировали оперативную группу. В ее состав входили 2 быстроходных и 7 базовых тральщиков. На транспорте «Хорейс Э. Бэсс» в район была доставлена команда водолазов-подрывников.

Морские перевозки из США в Японию осуществлялись главным образом на судах и кораблях военно-морской транспортной службы США, а из Японии в Корею — на кораблях и судах ВМС США и других государств, участвовавших в войне. В первые дни войны обнаружился недостаток в тоннаже судов военно-морской транспортной службы. В связи с этим в короткие сроки было расконсервировано 65 судов типа «Виктори» и зафрахтованы суда частных владельцев, что позволило к ноябрю 1950 года увеличить их число до 300, к августу 1951 года — до 410, а к концу войны — до 658 единиц. Планированием воинских перевозок занимался штаб военно-морской транспортной службы, находившийся в Пёрл-Харборе (Гавайские острова).

Основные коммуникации проходили по трём направлениям: центральному — из портов центральной части западного побережья США до портов восточного побережья Японии, южному — из портов Калифорнийского залива в южные порты Японии через Гавайские острова, северному — из Канады и с Аляски к северным портам Японии. Одиночные суда через океан следовали без охранения, а группы транспортов — в охранении эсминцев, сторожевых кораблей и конвойных авианосцев.

Подводя итоги Корейской войны, американские военные историки заявляли, что «без господства на морских коммуникациях между Западом и Кореей, а также в водах, омывающих этот полуостров, война была бы наверняка проиграна во всех отношениях. И последствия этого поражения стали бы теперь совершенно очевидными для каждого американца. Операции сухопутных и военно-воздушных сил целиком зависели от непрерывного притока свежих сил и предметов снабжения, перебрасывавшихся в основном через необъятный Тихий океан».

Такой вывод был сделан ими не без оснований. Шесть из семи солдат прибывали в Корею морем, а всего на судах было доставлено около 5 миллионов человек, 52 миллиона тонн сухих грузов и 22 миллиона тонн нефтепродуктов. На каждого солдата, высаженного на полуостров, приходилось 4 тонны различного военного имущества, а ежедневное пополнение составляло 29 кг разных грузов на человека. На каждую тонну материальных средств, переброшенных через Тихий океан по воздуху, приходилось 270 тонн грузов, доставленных на театр военных действий морем.

Увеличение расхода материальных средств вызвало рост потребного тоннажа на одного бойца, доставленного на театр военных действий. Если в ходе Второй мировой войны эта цифра составляла 5–7 брутто регистровых тонн, то в войне в Корее — 10 брутто.

Для срочной перевозки людей, оружия, боеприпасов и других грузов использовалась военно-транспортная авиация США. В среднем за месяц по воздушным коммуникациям из США в Японию перевозилось свыше 7,6 тысяч военнослужащих. К перевозкам было привлечено 430 самолётов военно-транспортной службы США и 70 самолётов американских авиакомпаний. Перелёт из США в Японию занимал от 33 до 45 часов лётного времени.

По опыту войны в Корее нетрудно заметить, что, хотя война в Корее носила континентальный характер, огромную роль в ней играли военно-морские силы.

После войны в Корее в США была принята доктрина «сбалансированных сил», предусматривающая достижение победы совместными усилиями сухопутных, военно-воздушных и военно-морских сил.

Потери личного состава ВМС США составили 2 043 человека, в том числе 279 убитыми, 23 умершими от ран, 165 пропавшими без вести и 1576 ранеными. От подрыва на минах американский флот потерял 5 боевых кораблей и судов обеспечения, а 73 корабля, в том числе все 4 линкора, были повреждены. Боевые потери самолётов ВМС и морской пехоты составили 564 машины (5 самолётов были сбиты в воздушных боях, а 559 уничтожены зенитными огневыми средствами).


Американские солдаты в Корее
Американские солдаты в Корее

Я хочу создавать красивые вещи, даже если никому нет до этого дела.

Разрабатывая логотип, мы всегда заглядываем далеко вперёд. Он должен быть достаточно современным, для того чтобы отражать настоящий момент, и в то же время не быть трендовым, чтобы не устареть раньше времени. Как гласит поговорка, «ничто не тупится быстрее, чем лезвие ножа».

Бог хранит нас от изменчивого творчества шрифто-маньяков.

Вольтер (Франсуа Мари Аруэ)
Вольтер
«Кандид, или оптимизм» В Вестфалии, в замке барона Тун-дер-тен-Тронка, жил юноша, ...
Ветроэлектрогенераторы — альтернативный источник электроэнергии
Глобальное потепление
Шведский химик Сванте Аррениус вычислил, что при существенном повышении уровня ...