Иосиф Виссарионович Сталин

Из речи по поводу смерти Ленина, 1 924 год

Двадцать пять лет пестовал товарищ Ленин нашу партию и выпестовал её как самую крепкую и самую закалённую в мире рабочую партию. Удары царизма и его опричников, бешенство буржуазии и помещиков, вооружённые нападения Колчака и Деникина, вооружённое вмешательство Англии и Франции, ложь и клевета стоустой буржуазной печати — все эти скорпионы неизменно падали на голову нашей партии на протяжении четверти века. Но наша партия стояла, как утёс, отражая бесчисленные удары врагов и ведя рабочий класс к победе. В жестоких боях выковала наша партия единство и сплочённость своих рядов. Единством и сплочённостью добилась она победы над врагами рабочего класса.

Ленин никогда не смотрел на Республику Советов как на самоцель. Он всегда рассматривал её как необходимое звено для усиления революционного движения в странах Запада и Востока, как необходимое звено для облегчения победы трудящихся всего мира над капиталом. Ленин знал, что только такое понимание является правильным не только с точки зрения международной, но и с точки зрения сохранения самой Республики Советов. Ленин знал, что только таким путём можно воспламенить сердца трудящихся всего мира к решительным боям за освобождение...

Вы видели паломничество к гробу товарища Ленина десятков и сотен тысяч трудящихся. Через некоторое время вы увидите паломничество представителей миллионов трудящихся к могиле товарища Ленина. Можете не сомневаться в том, что за представителями миллионов потянутся потом представители десятков и сотен миллионов, чтобы засвидетельствовать, что Ленин был вождём не только русского пролетариата, не только европейских рабочих, не только колониального Востока, но и всего трудящегося мира земного шара.


Сталин (Джугашвили), Иосиф Виссарионович
Сталин (Джугашвили), Иосиф Виссарионович

Я люблю типографику так же, как кошки любят валерьянку. Мне следует быть осторожнее, иначе она захватит меня настолько, что я в конце концов упокоюсь на всей этой графической красоте.

Меня постоянно восхищает, что из двух цветов всегда можно создать третий. Это настоящее чудо!

Ручная гравировка и печать в прошлом, и, хотя они ещё не стали анахронизмами, их место — на покрытых пылью полках коллекционеров снобов.

«Данте, Гомер, Вергилий». Фрагмент настенной фрески из Станца делла Сеньятура в Ватикане (мастерская Рафаэля)
Гомер
«Одиссея». Около 750 года до нашей эры Я — Одиссей Лаэртид. Измышленьями хитрыми ...
Взрыв дирижабля «Гинденбург»
Взрыв дирижабля «Гинденбург»
Из радиорепортажа, 1 937 год Тысяча человек пришли полюбоваться на посадку этого ...