Маймонид

«Путеводитель заблудших», 1187-1191 годы

Знай, что и в науке о природе есть такие предметы, которые не следует излагать полностью... Не думай, что эти великие тайны могут быть до конца поняты кем-либо из нас. Дело обстоит не так. Иногда истина обнаруживается столь ярко, что мы её воспринимаем как бы при свете дня; но затем наша природа и наши привычки скрывают её от нас, и мы погружаемся в такую же густую тьму, в какой пребывали раньше. Мы похожи на тех, кто воспринимает непрерывно следующие друг за другом молнии, но сам пребывает в глубокой ночной тьме. Если эти вспышки следуют друг за другом очень быстро, то они образуют как бы сплошной свет, так что ночь превращается в день... Некоторые воспринимают молнии с различными промежутками; другие же находятся в положении людей, тьма которых освещается не молниями, а некоторого рода кристаллами, или похожими на них камнями, или другими субстанциями, обладающими свойством сиять ночью...

Не думай, что только метафизику следует излагать простому народу осторожно, это относится также к большей части физики... Древние философы и учёные других народов точно так же выражались тёмным и загадочным языком, когда разбирали вопросы о началах вещей. Так, Платон и его предшественники называли материю женщиной, а форму — мужчиной...

Если даже эти философы, которые ничего не теряли от ясного изложения предмета, все же при обсуждении метафизических вопросов пользовались фигурами и иноречиями, то тем более нам, исповедующим определённую веру, не следует выражаться ясно относительно таких предметов, которые выше понимания толпы или же могут быть поняты в смысле, противоречащем тому, который мы имеем в виду.


Маймонид на банкноте в 1 000 шекелей, 1 983 год — Израиль
Маймонид на банкноте в 1 000 шекелей, 1 983 год — Израиль

Пожалуй, я против того, чтобы подразумевать под «графическим дизайном» всякие визитки, логотипы и рекламу. Более того, все эти вещи меня совершенно не интересуют. Такое понимание графического дизайна так же далеко от меня, как и профессия молочника или адвоката. Честно говоря, я охотнее стал бы молочником.

Чёрная буква, чёрная кожа, чёрное бельё, чёрные следы, чёрный галстук, чёрная коробка, чёрное платье, чёрная рамка, превращающая белый лист в некролог. Глубина чёрного цвета позволяет передать любое содержание и сделать его более выпуклым.

Все жалуются, что всё было сделано до нас, но мы даже и не начинали! В рукавах у хороших людей припрятано невероятное количество новых фокусов.

Мигель Сервет
Мигель Сервет
«Восстановление христианства», 1 553 год Из этого весьма ясно следует, что мягкая ...
Симон Боливар
Симон Боливар
От статуи у входа в Центральный парк в Нью-Йорке до сотен памятников и настенных ...