От проводов к беспроводной связи

Прошло всего 25 лет с первого телефонного разговора, как случилось ещё более поразительное событие. В 1 901 году итальянский изобретатель Гульельмо Маркони передал радиосигнал через Атлантику, положив начало эре беспроводной связи. Во времена, когда передача звука по проводам казалась чудом, передачу сообщений по воздуху невозможно было даже представить.

Маркони много лет экспериментировал с передачей сигналов и в 1 896 году получил патент на беспроводной телеграф. Он активно использовал работы своих предшественников. В 1 864 году английский физик Джеймс Клерк Максвелл предсказал существование электромагнитных волн, распространяющихся со скоростью света; двумя десятилетиями позднее эксперименты немецкого физика Генриха Герца подтвердили правоту Максвелла. Требовался человек, который перевёл бы научные достижения в практическую плоскость.

Беспроволочный телеграф Маркони стал незаменимым способом связи, особенно на море. Сигналы, которые посылали терпящие бедствие суда, спасли тысячи жизней. Маркони передавал сигналы в виде телеграфного кода, но вскоре инженеры задумались о передаче звуков человеческого голоса с помощью электромагнитных волн. Телеграф Маркони использовал радиоволны — электромагнитные волны на радиочастотах (в диапазоне между колебаниями звуков и инфракрасными лучами). Изобретение в начале 1 900-х годов электронных ламп улучшило приём и усиление радиоволн, и в 1 906 году канадец Реджинальд Фессенден осуществил первую радиопередачу голоса и музыки для кораблей ВМС в Атлантическом океане.

Начиналась эра радио. В 1 919 году по радио прозвучало обращение Вудро Вильсона к американским войскам — первое радиовыступление президента США. В 1 920-х годах появились коммерческие радиостанции; середина этого десятилетия стала началом золотого века радиовещания, закончившегося после Второй мировой войны. Радиостанции привлекали слушателей новостями, семейными программами, мыльными операми и помогали распространять популярную культуру, которая позже принесла успех телевидению.


Исследователь Ирвинг Ленгмюр и Маркони. 1 922 год
Исследователь Ирвинг Ленгмюр и Маркони. 1 922 год

Слова «графический дизайнер», «архитектор» или «промышленный дизайнер» застревают у меня в горле: когда я произношу их, то чувствую ограниченность, специализацию в рамках профессии; я вижу отношение к обществу и установленный порядок, неудовлетворительный и несовершенный. Этого убогого набора терминов недостаточно для того, чтобы во всей полноте раскрыть до сих пор так и не выявленную до конца сущность дизайнера.

Иногда вещи бывают прекрасны просто потому, что они работают, а порой вы делаете что-то прекрасное, стремясь заставить это работать. Оба подхода интересны, но эстетическая сторона для нас не самое главное. Скорее, нам интересны разновидности побочных эффектов.

Каждый шрифт хочет знать: «Не толстоват ли я в этом абзаце?» Всё дело в контексте. Шрифт может выглядеть идеально тонким на экране, но в печатном варианте оказаться громоздким и бесформенным. У шрифта Mrs. Eaves узкая талия и маленькое тело.

Портрет Елизаветы I Тюдор
Елизавета I
Речь перед вторжением непобедимой армады, 1 588 год Пусть боятся тираны; я же, видит ...
Микрочипы на материнской плате компьютера
Транзисторы и интегральные схемы
Первый вычислительный прибор — счётную доску — изобрели на Ближней Востоке ...