Далай-лама XIV

Из нобелевской речи, 1 989 года

Я польщён, смущён и глубоко тронут тем, что вы присудили такую важную премию простому тибетскому монаху. Во мне нет ничего особенного. Но я считаю эту премию признанием подлинной ценности альтруизма, любви, сострадания и ненасилия, которые я пытаюсь практиковать в соответствии с учениями Будды и великих мудрецов Индии и Тибета.

Я с глубокой благодарностью принимаю эту премию от имени всех угнетённых и во имя всех тех, кто борется за свободу и трудится для установления мира во всем мире. Я принимаю её как дань уважения Махатме Ганди, жизнь которого вдохновляла меня и служила мне уроком. И, конечно, я принимаю её от имени шести миллионов тибетцев, моих отважных соотечественников, которые так много выстрадали и продолжают страдать. Они противостоят методичному уничтожению их самобытности и культуры. Эта премия укрепляет нашу убеждённость в том, что, вооружившись правдой, смелостью и решимостью, мы добьёмся освобождения Тибета.

Как буддийский монах я забочусь обо всех членах человеческой семьи и обо всех чувствующих существах, на чью долю выпадают страдания. Моя религия, буддизм, способствует пробуждению любви и сострадания даже по отношению к тем, кого мы считаем своими врагами, но я убеждён, что каждый может воспитать в себе доброе сердце и чувство вселенской ответственности, с помощью или без помощи религии. Я верю, что древние ценности, поддерживавшие жизнь человечества, сегодня вновь заявляют о себе, чтобы подготовить нас к более доброму и счастливому XXI веку. Я молюсь за всех нас, за угнетателя и за друга, молюсь о том, чтобы мы вместе построили лучший мир посредством человеческого понимания и любви и облегчили боль и страдания всех чувствующих существ.


Далай-Лама в 1989 году на вручении Нобелевской премии мира
Далай-Лама в 1989 году на вручении Нобелевской премии мира

Когда мне было 14 лет и я жил в городе Парма, я не имел ни малейшего представления о шрифтах, зато, как и многие, преуспел в копировании. В один прекрасный день моему отцу случилось посетить торговую выставку, на которой бесплатно раздавали новый товар — переводной шрифт. Он принёс мне лист наборной кассы шрифта Helvetica Medium с кеглем 36 пунктов. До сих пор этот шрифт в этом размере производит на меня такое же впечатление, как песня «Maggie May» Роба Стюарта. Это было пределом моих мечтаний: Чудесный Настоящий Подлинный Графический Дизайн.

Модульная сетка — это поддержка, а не гарантия.

Мне всегда интереснее было привлекать внимание к странице, чем к себе.

Генри Гудзон
Абакук Прикетт
Воспоминания об экспедиции Генри Гудзона, 1 610 год Когда мы были ночью среди льдов, ...
Симон Боливар
Симон Боливар
От статуи у входа в Центральный парк в Нью-Йорке до сотен памятников и настенных ...