Далай-лама XIV

Из нобелевской речи, 1 989 года

Я польщён, смущён и глубоко тронут тем, что вы присудили такую важную премию простому тибетскому монаху. Во мне нет ничего особенного. Но я считаю эту премию признанием подлинной ценности альтруизма, любви, сострадания и ненасилия, которые я пытаюсь практиковать в соответствии с учениями Будды и великих мудрецов Индии и Тибета.

Я с глубокой благодарностью принимаю эту премию от имени всех угнетённых и во имя всех тех, кто борется за свободу и трудится для установления мира во всем мире. Я принимаю её как дань уважения Махатме Ганди, жизнь которого вдохновляла меня и служила мне уроком. И, конечно, я принимаю её от имени шести миллионов тибетцев, моих отважных соотечественников, которые так много выстрадали и продолжают страдать. Они противостоят методичному уничтожению их самобытности и культуры. Эта премия укрепляет нашу убеждённость в том, что, вооружившись правдой, смелостью и решимостью, мы добьёмся освобождения Тибета.

Как буддийский монах я забочусь обо всех членах человеческой семьи и обо всех чувствующих существах, на чью долю выпадают страдания. Моя религия, буддизм, способствует пробуждению любви и сострадания даже по отношению к тем, кого мы считаем своими врагами, но я убеждён, что каждый может воспитать в себе доброе сердце и чувство вселенской ответственности, с помощью или без помощи религии. Я верю, что древние ценности, поддерживавшие жизнь человечества, сегодня вновь заявляют о себе, чтобы подготовить нас к более доброму и счастливому XXI веку. Я молюсь за всех нас, за угнетателя и за друга, молюсь о том, чтобы мы вместе построили лучший мир посредством человеческого понимания и любви и облегчили боль и страдания всех чувствующих существ.


Далай-Лама в 1989 году на вручении Нобелевской премии мира
Далай-Лама в 1989 году на вручении Нобелевской премии мира

Я люблю типографику так же, как кошки любят валерьянку. Мне следует быть осторожнее, иначе она захватит меня настолько, что я в конце концов упокоюсь на всей этой графической красоте.

Благодаря посещению музеев, сайтов, организаций, чтению, исследованиям, скетчам, заметкам, фотографированию и обыкновенному для такого дела трёхнедельному погружению я нахожу свой собственный подход к тексту.

Наша работа и домашняя жизнь неотделимы друг от друга. У нас нет табельных часов, которые бы отмечали время, когда мы поднимаемся утром по лестнице на верхний этаж нашего дома, где у нас расположены офисы. Мы можем работать, пока машина стирает бельё. Зузана может заниматься глажкой, в то время как у неё в духовке печётся пирог. Наши работы вместе с фотографиями и керамикой повсюду в доме. По вечерам я смотрю по телевизору баскетбольные матчи, одновременно работая над буклетами с образцами моих шрифтов.

Мечеть Пророка в Медине
Два ислама: сунниты и шииты
Истоки раскола в исламе берут начало в политической распре среди тех, кто считал ...
Вирус иммунодефицита
СПИД
Одно из самых смертоносных современных заболеваний — СПИД (синдром ...