Начало Первой мировой войны

В начале XX века наметился новый передел мира. Если в предыдущие века властители ещё имели возможность делить между собой ничейные территории Нового Света, то к началу века свободных (с точки зрения европейских колонизаторов) земель практически не осталось. Исключение составляли Афганистан и Эфиопия, оказавшиеся им не по зубам.

Британская империя по части колониальных захватов к тому времени опередила все остальные европейские страны. Над её территорией никогда не заходило солнце. Огромной была и колониальная империя Франции. Россия, занимавшая тогда более чем 1/6 часть суши, тоже практически достигла своих естественных пределов и мечтала лишь о контроле над выходом в Средиземное море. Но вот Германия, Австро-Венгрия и Япония, опоздавшие к делёжке общего пирога, вынашивали далеко идущие планы. Наибольший конфликт разгорелся между Великобританией и Германией.

Англии не нужен был опасный конкурент, а Германия стремилась захватить инициативу на море, вытеснить оттуда англичан, расширить свои колониальные владения и округлить свои европейские границы.

Естественно, встал вопрос о союзниках. В 1879 году Германия и Австро-Венгрия заключили между собой союз, направленный против России. В 1882 году к нему присоединилась Италия. В противовес ему в 1891–1893 годах был оформлен договор России с Францией. Таким образом, над Центральными державами нависала угроза войны на два фронта (о нежелательности войны с русскими предупреждал ещё Бисмарк). Британия же при образовании союзов традиционно предпочитала отсидеться на островах, пока в Европе идёт война.

Таким образом, выставив свой флот, Англия защищала себя и своих союзников на море. На суше же должны были гибнуть чужие солдаты.

В 1904 году Англия заключила договор с Францией, а в 1907-м — с Россией. Так был сформирован союз, получивший название Антанта (по-французски «согласие»). В конце концов Антантой стали называть все страны, воевавшие с Германией. Италия в 1915 году вышла из Тройственного союза и вошла в состав Антанты, прельстившись на её посулы.

Таким образом, к 1914 году сформировались следующие военно-политические блоки: Германия, Австро-Венгрия, Турция, с одной стороны, и Россия, Англия, Франция — с другой. Каждое из государств имело свои цели и только ждало повода для начала их осуществления. Германии были нужны английские колонии, закрепление французских Эльзаса и Лотарингии, русские Польша, Украина и Прибалтика, а возможно, и дальше. Англия желала ослабления своих основных конкурентов: Германии, Франции и России, с которой могли возникнуть трудности на Востоке. Франция хотела отыграться за своё поражение в 1870 году и вернуть себе всё те же промышленно-развитые Эльзас и Лотарингию. России нужно было утвердить своё влияние на Балканах и захватить выход в Средиземное море — проливы Босфор и Дарданеллы.

При формировании коалиции в 1892 году Россия обязалась в случае войны «предпринять решительные действия как можно скорее».

В 1913 году обязательства были уточнены: на 10-й день войны Франция обязалась выставить 1,5 миллиона человек. Со своей стороны Россия должна была выставить 800 тысяч на 15-й день. Полное же развёртывание армии заняло бы 2 месяца. Каждая из сторон определила свои планы. Французское командование изначально отдавало инициативу в руки противника. При чисто оборонительных операциях основные усилия должны были прилагаться русскими. Российская же армия имела два плана действий. План «А», который и был осуществлён, был рассчитан на случай, когда Германия направит свои основные усилия на Запад. 52% войск отправлялись против Австро-Венгрии, 33% воевали в Пруссии и 15% оставались на балтийском побережье и у границ Румынии. Второй план действий предполагал сосредоточение основных сил против Германии. Не обошлось и без казусов. При проверке начальных, но уже разосланных по воинским частям планов выяснилось, что один из полков должен был за пару дней совершить марш в несколько сот километров и сесть на поезд в городе, где не было железной дороги. И таких ошибок было множество.

А что же планировали по поводу войны Центральные державы? Германия собиралась закончить кампанию на Западе в 6–8 недель, так как затягивание привело бы к полному развёртыванию русской армии и серьёзной войне на два фронта. Разработанный начальником немецкого Генерального штаба Шлиффеном в 1905 году план предполагал соотношение сил 7:1 на побережье Ла-Манша, где был намечен основной удар. На север Франции бросалось 85% немецких войск всего Западного фронта. Однако пришедший ему на смену Мольтке-младший этот план переработал. Он исходил из того, что оставшихся 15% может не хватить для прикрытия Германии. В этом случае в руки французов попадали бы высокоразвитые в промышленном плане районы.

По переработанному плану соотношение сил на побережье должно было составить 3:1. Австрийские же войска делились на 3 группы. «Эшелон А» предназначался для разгрома русских войск на Украине и в Польше. «Минимальная группа Балкан» была нацелена на Сербию и Черногорию. «Эшелон Б» (около 1/4 всех сил) служил резервом и готовился на случай вступления Италии в войну на стороне Антанты.

Перед началом войны страны переживали период военных реформ. Так, Германия обзаводилась тяжёлой артиллерией — для разрушения польских крепостей.

В России же творилась примерно такая же неразбериха, как и перед Великой Отечественной. Основополагающим принципом для многих генералов стало суворовское «пуля — дура, штык — молодец». Руководствуясь им, сокращали программу технического оснащения армии. Многолетние споры между «штыколюбами» и «огнепоклонниками» кончились принятием 7 июля 1914 года «Большой программы». Окончание этой программы намечалось на 1917 год. Армия должна была увеличиться по сравнению с 1913 годом на 39%.

Особое внимание уделялось развитию артиллерии. Однако завершение программы оснащения армии тяжёлой артиллерией должно было окончиться в 1921 году. Для таких расчётов были основания. Русско-японская война показала, что на долю артиллерии приходилось 14% потерь. Первая мировая показала другое соотношение — 75%. Укрепление крепостей по плану должно было закончиться в 1930 году! С самими крепостями история была плачевной. В 1910 году военный министр Сухомлинов ввёл в действие новый план обороны. По нему крепости Варшава и Иван-город разоружались, а рубеж развёртывания переносился на линию Вильно, Белосток, Брест, Ровно, Каменец-Подольский. Оборонять Польшу должен был «одинокий Порт-Артур» в лице Новогеоргиевска. Таким образом, на наступательной инициативе России ставился крест. Последовавшая после этого волокита с французами заставила военного министра сменить решение, но дело кончилось, как в 1941-м, — Россия осталась без оборонительной линии.

Ещё одной ошибкой военного министра была продажа стратегических запасов селитры, медного лома. Тем не менее уже в 1906 году недостаток этих и других материалов оценивался в 28 миллионов рублей. По настоянию промышленников было свёрнуто строительство казённых военных заводов. Инициатива должна была перейти в частные руки. Они же со своей стороны чуть не довели дело до краха. Военные заказы, полученные от правительства, не выполнялись или выполнялись с большим опозданием или не полностью. Целевые кредиты, которые требовал частный капитал, в 1908 году были израсходованы на 23%, в 1909-м — на 40%, в 1910-м — на 53%, а в 1911-м — на 67%. Только в 1912 году кредиты были израсходованы полностью, причём за счёт очень скромных заказов.

Активно велась перед войной разведывательная и контрразведывательная игра. В 1913 году австрийская контрразведка узнала, что план развёртывания австро-венгерской армии уже давно лежит в сейфе русского Генерального штаба. Однако именно на этом русские и попались. Во-первых, наш Генштаб был уверен, что никто и никогда не узнает о факте существования копии этого плана. Во-вторых, сами многократно меняя свои планы, русские генштабисты оставались в уверенности о неизменности австрийских.

Быстрая корректировка позволила австрийцам сберечь значительные силы в начале войны. За счёт перенесения районов развёртывания австро-венгерский штаб получил то, что хотел: русские войска со всего размаха ударили по пустому месту.

Немцы попытались провернуть с русскими примерно такого же плана дезинформацию. Специально была составлена «Записка о распределении германских вооружённых сил в случае войны № 269 1908 год». Но подписанная Вильгельмом II и Мольтке бумага говорила сама за себя о том, что она является фальшивкой. Тевтоны просто-напросто переиграли. После тщательного изучения Генеральный штаб списал уплаченные за «Записку» деньги по статье убытков.

Итак, мир замер в ожидании звонка, извещающего о начале драмы. Как сказал однажды Отто фон Бисмарк, «если суждена ещё когда-либо война в Европе, она начнётся из-за какого-нибудь ужасно несуразного случая на Балканах». И случай представился: 28 июня 1914 года эрцгерцог Франц Фердинанд, наследник Австро-Венгерского престола, направился в Сараево (Босния). По дороге туда неизвестный бросил в него бомбу. Проявив немалое обладание, эрцгерцог выкинул её и спас тем самым жизнь себе и своей супруге. Но по дороге обратно он был застрелен из револьвера. Убийца был арестован в тот же день. Им оказался студент по фамилии Принцип, принадлежащий к сербской подпольной организации «Молодая Босния».

После почти месячных дебатов Австро-Венгрия выдвинула Сербии ультиматум. Практически его смысл сводился к стиранию с политической карты независимой Сербии. Сербское правительство готово было удовлетворить все пункты ультиматума. Но ряд требований оно хотело бы обсудить. Однако австрийцы (впрочем, как и сербы) уже начали мобилизацию. Не желая идти на компромисс и терять такой повод к войне, 28 июля 1914 года австро-венгерская артиллерия начала обстрел Белграда.

Разразилась Первая мировая война.


Геноцид армян
1915–1923 годы
Геноцид армян
Гаврило Принцип, схваченный после убийства эрцгерцога Фердинанда в Сараево 28 июня 1914 года
Гаврило Принцип, схваченный после убийства эрцгерцога Фердинанда в Сараево 28 июня 1914 года

Очень важно работать руками. Это отличает вас от коровы или от оператора компьютера.

Меня постоянно восхищает, что из двух цветов всегда можно создать третий. Это настоящее чудо!

Ручная гравировка и печать в прошлом, и, хотя они ещё не стали анахронизмами, их место — на покрытых пылью полках коллекционеров снобов.

Вольтер (Франсуа Мари Аруэ)
Вольтер
«Кандид, или оптимизм» В Вестфалии, в замке барона Тун-дер-тен-Тронка, жил юноша, ...
Хайле Селассие на обложке журнала «Таймс», 1 939 год
О Хайле Селассие
На протяжении большей части XX века Эфиопия ассоциировалась с императором Хайле ...