Первая русская революция

Эта революция в смысле новых исторических перспектив выходила как за рамки традиционных буржуазных революций прошлого, так и за узконациональные границы. Однако характер и особенности того времени в чём-то перекликаются с сегодняшней ситуацией в ряде постсоветских республик.

В частности, как и тогда, сегодня главным объективным фактором, определяющим развитие событий, является проблема собственности.

Русская революция 1905–1907 годов стала первой в серии революционных событий, которые привели к кризису сложившихся в XIX веке структур власти и последующей трансформации всего мира. События, происходившие тогда в России, были частью волны радикализма, прокатившейся в те годы по всему миру: массовых забастовок, крестьянских бунтов, борьбы за всеобщее избирательное право, военных мятежей, государственных переворотов и так далее. За революцией в России последовали революции в Турции (1908), Иране (1909), Мексике (1910), Китае (1911).

В европейской части России 30 тысячам помещиков принадлежало 70 миллионов десятин земли, в то время как 10,5 миллионам бедняков — 75 миллионов десятин, 1 миллиону середняков — 15 миллионов десятин, 1,5 миллионам сельской буржуазии — 70 миллионов десятин. Подати и другие поборы поглощали не менее 70 процентов доходов крестьянских хозяйств. С 1861 по 1906 годы крестьяне выплатили помещикам за надельные земли 1,9 миллиардов рублей при рыночной оценке этой земли в 544 миллиона рублей.

Принято считать, что первая русская революция продолжалась в течение 2,5 лет — с 9 января 1905 года по 3 июня 1907 года. Революция не соответствовала существовавшей тогда теории и, казалось, началась без «объективных» экономических причин. Война с Японией не оказала заметного негативного влияния на экономику империи — налоги выросли всего на 5 процентов. В целом, несмотря на то, что для покрытия расходов на эту войну было выпущено внутренних и внешних займов на 2,13 миллиарда рублей, финансовое состояние Российской империи было довольно устойчивым, рубль свободно конвертировался. И все же обилие и острота противоречий в России, застой и безынициативность правительственной политики, усугубленные поражением в войне с Японией, привели к революции. Революции, которая положила конец долгой эпохе «революций сверху», когда радикальные общественные перемены (от Петровских реформ до отмены крепостного права) проводились самой властью.

Революции 1905-го предшествовали три волны стихийной массовой оппозиции 1899–1903 годов, а именно: студенческой, крестьянской и рабочей. Так, отчисления, ссылки студентов и «отдание их в солдаты» за политическую деятельность в начале 1900-х неоднократно приводили к забастовкам солидарности и уличным демонстрациям студентов, к которым нередко присоединялись сочувствующие из других социальных слоев. Разгон демонстраций полицией и казаками ещё больше политизировал массы студентов. Правительство все чаще стало определять врагов государства как «студентов, жидов и анархистов».

В 1902 году усилились «аграрные беспорядки»: крестьяне нападали на помещичьи имения. Один крестьянский староста так сформулировал причины «беспорядков»: «Есть нечего ни тебе, ни скоту. Земли нет и хлеба нет, сенокосов нет и выпаса для скота нет...»

Власти отреагировали массовыми действиями армии, включая стрельбу и порку, с помощью которых им удалось постепенно подавить недовольство. Всего за 1900–1904 годы произошло 670 крестьянских выступлений. Однако крестьяне добились немногого: царский указ отменил лишь коллективную ответственность крестьян за уплату податей и недоимок.

Третья волна начала формироваться в 1903-м промышленными рабочими. В Одессе, Тифлисе, Батуми, Екатеринодаре, Николаеве и других городах начались забастовки, массовые пикеты и митинги протеста рабочих против снижения заработной платы, роста безработицы и все большего давления со стороны работодателей.

Проявляла недовольство существующим положением и буржуазия. Эти настроения ярко выразил один из героев повести Горького «Фома Гордеев» купец Маякин: «Мы, купцы... фундамент жизни закладывали — сами в землю вместо кирпичей ложились, — теперь нам этажи надо строить... позвольте нам свободы действий!»

Однако правительство, боясь потерять бразды правления, накапливающиеся проблемы не решало, а загоняло их вглубь, проводя политику полицейских репрессий. В результате в 1904 году в России число забастовок снизилось до самой нижней за все десятилетие отметки, но политическое напряжение росло. А ведь, к примеру, недовольство рабочих могло быть резко снижено введением 8?часового рабочего дня, права на забастовки, охраной женского и запрета детского труда и так далее.

Но в основе русской революции 1905 года лежало не недовольство рабочих. Коренным вопросом революции стал аграрный вопрос, и крестьянский лозунг «Дайте нам землю, она должна быть нашей, ибо мы её работники» наложил отпечаток на весь её ход.

Утрата легитимности власти в России в общественном мнении привела к тому, что революционеры (кроме разве что социал-демократов) стали широко использовать террор. Благожелательная реакция общества на терроризм стала красноречивым симптомом болезни государства. Так, по делу Веры Засулич (1878 год), совершившей покушение на петербургского градоначальника Ф. Трепова, суд присяжных вынес вердикт: «Невиновна». В результате мощнейший всплеск терроризма охватил всю страну и превратился в повсеместное явление.

Однако этот террор был в значительной степени обусловлен и новой доктриной полицейских властей Российской империи. В частности, тайная полиция, создавая небывалую в истории систему провокаций, санкционировала широкий террор против государственных чиновников. Так, агент Охранного отделения Е. Азеф был руководителем партии эсеров и непосредственным организатором террора против должностных лиц государства. В августе 1906-го эсеры-максималисты взорвали дачу министра внутренних дел и председателя Совета министров Российской империи П. А. Столыпина. Результат — 27 убитых и около 100 раненых, но сам премьер тогда не пострадал.

В 1897 году был установлен 11,5-часовой рабочий день, однако 13—14-часовой рабочий день оставался обычным явлением. По секретному циркуляру МВД рабочие подвергались административной высылке без суда и следствия за участие в забастовках, а также тюремному заключению сроком от 2 до 8 месяцев. Степень эксплуатации была очень высока: капиталисты забирали с каждого рубля, заработанного рабочим, в виде прибыли 68 копеек в обработке минералов, 78 копеек — в обработке металлов, 96 копеек — в пищевой промышленности. Расходы в пользу рабочих (больницы, школы, страхование) составляли всего 0,6% текущих расходов предпринимателей.

Отдельно следует упомянуть о так называемом «еврейском вопросе». Буквально накануне революции киевский генерал-губернатор писал царю, что его следует решать, не откладывая, то есть отменить черту оседлости и другие ограничения, распространявшиеся на приверженцев иудейского вероисповедания. Иначе, отмечалось в письме, еврейская молодёжь хлынет в революцию. Что и произошло.

Расстрел 9 января 1905 года («Кровавое воскресенье») в Петербурге 140-тысячной мирной демонстрации промонархистски настроенных рабочих сломал хрупкое равновесие в обществе. Народ шёл к царю с петицией следующего содержания: «Государь! Мы, рабочие и жители города Санкт-Петербурга разных сословий, наши жены и дети, и беспомощные старцы-родители, пришли к тебе, государь, искать правды и защиты. Мы обнищали, нас угнетают, обременяют непосильным трудом, над нами надругаются, в нас не признают людей, к нам относятся, как к рабам, которые должны терпеть свою участь и молчать». Далее излагались требования созыва Учредительного собрания, амнистии, политических свобод, передачи земли народу, свободы профсоюзов, прекращения войны, 8-часового рабочего дня. Заканчивалась петиция словами: «У нас только два пути: или к свободе и счастью, или в могилу». Согласно официальному сообщению, было убито 96 человек и 330 ранено, но скорее всего эти цифры занижены. Вера в «доброго царя» рухнула бесповоротно.

Кто конкретно принял решение о расстреле мирной демонстрации рабочих — остаётся загадкой. Это была классическая провокация. Войскам выдали боевые патроны по максимальной норме боевых действий, хотя был ясен мирный характер шествия. Как говорится, царя-батюшку подставили. Кровавая расправа всколыхнула всю страну, в промышленных центрах стало нарастать стачечное движение. Когда 12 октября объявили забастовку железнодорожники, генерал-губернатор Петербурга Трепов отдал приказ, вошедший в историю: «Холостых залпов не давать и патронов не жалеть». Пойдя на демонстративное насилие, власти толкнули события на путь, ведущий к катастрофе.

Брожение охватывает не только гражданское население, но армию и флот (восстание на броненосце «Потёмкин», крейсере «Очаков», владивостокское восстание и др.). Пиком революции является декабрьское вооружённое восстание в Москве, которое войска под командованием московского градоначальника Ф. Дубасова потопили в крови.

С февраля 1905 по май 1906 года были убиты 8 офицеров Отдельного корпуса жандармов, 55 нижних чинов, 18 секретных сотрудников, 21 полицейский начальник (полицмейстеры, уездные начальники и исправники), 79 приставов и их помощников, 125 околоточных надзирателей, 346 городовых, 57 урядников и 257 нижних чинов полицейской стражи. Убивали не только полицейских. С октября 1905 и до конца 1907 года было убито и искалечено 4 500 государственных чиновников, убито 2 180 и ранено 2 530 частных лиц.

Партия эсеров, образованная в 1902 году и превратившая террор в инструмент своей политической деятельности, во время революции и перед ней совершила 263 крупных теракта, в результате которых погибли 2 министра, 33 губернатора, 7 генералов и так далее.

В 1906 году председателем Совета министров стал Пётр Столыпин, который выступил инициатором ряда важнейших решений. Так, он подписывает указ о введении военно-полевых судов, имевших целью не наказание, а устрашение. Часто не выяснялась даже личность арестованных, их казнили и хоронили как «бесфамильных». Поклонникам Столыпина надо помнить, что этими судами за 1906–1909 годы было приговорено к смертной казни более 6 000 человек. В историю вошли как «столыпинские галстуки», так и «столыпинские вагоны».

Колоссальная общественная смута показала властям, что пришло время перемен, и Николай II вынужденно согласился на проведение государственных реформ, на введение конституции. Россия стала конституционной монархией с представительным собранием — Государственной думой. Однако царь сохранял «высшую самодержавную власть»: в перерывах между сессиями Думы только он мог провозгласить и утвердить новый закон, объявить или отменить чрезвычайное положение, приостановить по своей воле действие любого закона или гражданских свобод. Министры назначались и снимались по его соизволению и отвечали за свои действия перед ним одним.

I Государственная дума, начавшая работать 27 апреля 1906 года и состоявшая из 478 депутатов, просуществовала 72 дня (было подготовлено 29 законопроектов, но рассмотрено лишь 2) и была распущена Николаем II. Воспользовавшись роспуском Думы, Столыпин подготовил два ставших знаменитыми земельных закона, ставивших крест на истории крестьянской общины. Значение столыпинской реформы кратко и ясно выразил позднее Троцкий: «Если бы она была завершена, русский пролетариат не смог бы прийти к власти в 1917 году».

II Дума повторила участь I Думы. И вновь причиной роспуска стал земельный вопрос. Однако народные массы оказались равнодушными к экспериментам господского парламентаризма. Таким образом, первая русская революция, начавшаяся 9 января 1905-го Кровавым воскресеньем, закончилась тоже в воскресенье — 3 июня 1907 года — роспуском II Государственной думы.

Важным событием в истории революции 1905 года было создание первого Совета рабочих депутатов в Иваново-Вознесенске. Совет не только руководил стачкой текстильщиков, но и наблюдал за порядком в городе. Подобные органы вскоре получили широкое распространение. Для народа Советы стали «своей» властью — альтернативой и самодержавно-бюрократическому аппарату, и европейской парламентской демократии.

Представляется, что если в России, как крестьянской стране, капитализм не смог укорениться даже на фоне больших экономических успехов начала ХХ века, то и сегодня у «реформаторов» мало шансов надеяться на успех. На это указывает опыт революции 1905–1907 годов.


9 января 1905 года
9 января 1905 года

Будучи дизайнером, старайтесь, насколько это возможно, не гнаться за деньгами. Очень трудно не выйти из себя, когда какой-нибудь ублюдок отказывается вовремя заплатить за выполненную вами отличную работу.

Тони Брук (р. 1962)

Больше всего я боюсь, что кто-нибудь поймёт, что не должен обращать внимания на эту женщину за кулисами... Что кто-нибудь догадается, что я притворяюсь.

Бонни Сиглер (р. 1963)

Ручная гравировка и печать в прошлом, и, хотя они ещё не стали анахронизмами, их место — на покрытых пылью полках коллекционеров снобов.

Алексей Бродович (1898–1971)

Пальмы на необитаемом острове — классическая иллюстрация идеи изолированных экосистем
Распространение видов
Все растения и животные 250 миллионов лет назад имели общих предков на ...
Фараон Туганхамон беседует с супругой, царицей Анхесенамон. Золотой барельеф в Каирском египетском музее
Тутанхамон
О жизни Тутанхамона, мальчика-фараона, известно мало. Сокровища его гробницы в ...