Аттила и нашествие гуннов

Аттилу, прозванного Бич Божий, все без исключения — от римских историков до голливудских сценаристов — изображают кровожадным завоевателем. Будь у гуннов письменность и историки, репутация у Аттилы, возможно, была бы получше. Увы, все дошедшие до нас сообщения о его жизни и о годах, когда он наводил ужас на Европу, написаны его врагами римлянами. В наши дни имя Аттилы ассоциируется с варварством и насилием.

Аттила был самым знаменитым царём гуннов — кочевников, которые пришли в конце IV века из Центральной Азии и по мере продвижения на запад покоряли европейские города. Гуннская конница обладала огромным преимуществом благодаря небольшому техническому новшеству — стременам. Имея опору на стремена, гунны могли сражаться обеими руками, осыпая противника дождём стрел и бросая копья точно в цель. Перед азиатскими «полувоинами-полуконями» трепетала вся Римская империя.

И всё же в Галлии, на полях возле нынешнего города Шалон-сюр-Марн, Аттила потерпел окончательное поражение — а Западная Римская империя одержала окончательную победу. Прорываясь на запад, Бич Божий и его 100-тысячное войско опустошали и разоряли города нынешних Франции, Швейцарии, Бельгии. Остановить Аттилу могло лишь сильнейшее войско — и визиготы и римляне вступили в судьбоносный союз. В 451 году они вместе выступили на север против гуннов. Армии неприятелей сошлись на Каталаунских полях, и объединённое римско-готское войско одержало победу. И хотя позже Аттила вторгся в Италию, после этой битвы он уже не представлял особой угрозы для империи.

Однако нашествие гуннов не прошло бесследно. На протяжении ещё восьми десятилетий, уступая натиску гуннов, германцы продвигались на римскую территорию. Воюя с империей, они ослабляли её некогда казавшуюся вечной мощь. Судьба Западной Римской империи повисла на волоске.

Острова в Венецианской лагуне становились убежищем для римлян, бежавших с материка от нашествия гуннов. Со временем они основали здесь город — нынешнюю Венецию


Аттила и нашествие гуннов

Главная проблема графического дизайна сегодня: веришь ли ты ему. Дело больше не в миссии дизайнера — каждый творец в конце концов продаёт свою душу. Я этого не сделал — и что же? Люди называют меня одним из самых известных дизайнеров в мире, и я не нажил на этом денег.

Если к вам приходит клиент и говорит, что сам ещё не определился с тем, что нужно сделать, — это лучший тип взаимоотношений, какой только может у вас быть. У клиента есть определённая цель, но путь к конечному продукту ему неизвестен. Такие люди открыты для сотрудничества.

Как графический дизайнер я обожаю сотрудничество. Я не хочу сидеть на каком-то холодном чердаке и в одиночестве курить Camel без фильтра, вся перепачкавшись краской — потому что я слишком люблю печатные листы.

«Данте, Гомер, Вергилий». Фрагмент настенной фрески из Станца делла Сеньятура в Ватикане (мастерская Рафаэля)
Гомер
«Одиссея». Около 750 года до нашей эры Я — Одиссей Лаэртид. Измышленьями хитрыми ...
Хайле Селассие на обложке журнала «Таймс», 1 939 год
О Хайле Селассие
На протяжении большей части XX века Эфиопия ассоциировалась с императором Хайле ...