Фотография

Запатентовав в 1 839 году способ точной фиксации образов реального мира на медной пластине, французский художник Луи Дагер подарил миру новую технологию. Однако у дагерротипии имелся существенный недостаток: полученное позитивное изображение оказывалось уникальным, его нельзя было копировать, а значит, и публиковать в книгах и журналах. И всё же Дагер положил начало не только новой технологии, но и новому виду искусства.

В 1 840 году британский изобретатель Уильям Генри Фокс Тальбот запатентовал метод получения негативных изображений.

Идея калотипии (тальботипии) заключалась в следующем: изображение экспонировали в камере на бумагу, покрытую светочувствительным йодистым серебром, затем снимок проявляли в растворе нитрата серебра и галловой кислоты и закрепляли в тиосульфате натрия. С полученных таким образом прозрачных негативов можно было делать сколько угодно позитивных отпечатков на бумаге, покрытой хлоридом серебра. С лёгкой руки Джона Гершеля, астронома и друга Тальбота, процесс стали называть «фотографией».

В 1 840 — 1 850-х годах фотография значительно продвинулась вперёд. Усовершенствованные объективы пропускали больше света, позволяя сократить время выдержки до нескольких минут. Это делало портреты более реалистичными, пейзажи — более чёткими. В 1 851 году британский скульптор Фредерик Скотт Арчер разработал мокроколлодионный процесс, который позволил в разы сократить время выдержки и сделать фотографии более резкими. Стеклянную пластинку покрывали солями серебра и клейким коллодием, затем, на ещё влажную, в течение несколько секунд экспонировали изображение и сразу же проявляли.

Мокроколлодионному процессу мы обязаны многими уникальными изображениями, в том числе фотографиями Крымской войны (1 853 — 1 856 годы), привезёнными британским журналистом Роджером Фентоном, и портретами участников Гражданской войны в США (1 861 — 1 865 годы), сделанными американцем Мэтью Брейди. Однако «мокрый» процесс был весьма неудобен, и в 1 871 году появились сухие фотопластинки. Коллодий заменили желатиновой эмульсией — желатин высыхал на пластинке, не разрушая соли серебра.

Кроме того, желатиновая эмульсия позволила проецировать изображение с пластины, печатая фотографии большего размера, чем негативы. Пластинки и, соответственно, фотоаппараты стали значительно менее громоздкими, а значит, более доступными. В 1 888 году производитель сухих фотопластинок Джордж Истмен начал выпускать маленькие, дешёвые и лёгкие ящичные камеры «Кодак». Отныне обыватели и фотолюбители могли запечатлевать свои воспоминания на плёнке. Между тем всё возрастающие требования профессионалов стимулировали развитие фотографии как в техническом, так и в художественном отношении.


Дагерротип: Авраам Линкольн
Дагерротип: Авраам Линкольн

Оглядываясь в прошлое, я обратил внимание, как изысканно выглядят книги XVII века. Одна из причин этого — ограничения: в то время была доступна всего одна гарнитура, не было такого множества шрифтов. Единственное, что можно было сделать, — экспериментировать с размерами, наклоном и так далее. Это автоматически делает шрифт изысканным по сегодняшним стандартам.

Межбуквенные расстояния очень важны, но разница между ними должна быть почти незаметной.

Технические ограничения, когда они попадают в верные руки, превращаются в торжество простоты, и неудобные алфавиты становятся героями дня благодаря искусству типографа. Не существует плохих шрифтов.

Эрнан Кортес
Эрнан Кортес, конкистадор
Письмо из Мексики, 1 519 год Мы прошли несколько шагов по улице, и навстречу нам ...
Микрочипы на материнской плате компьютера
Транзисторы и интегральные схемы
Первый вычислительный прибор — счётную доску — изобрели на Ближней Востоке ...