Эрнан Кортес, конкистадор

Письмо из Мексики, 1 519 год

Мы прошли несколько шагов по улице, и навстречу нам вышел слуга с двумя завёрнутыми в ткань ожерельями из красных ракушек... Хозяин вручил мне этот подарок, сел... и обратился к мне с такой речью: «Поскольку ты, как говоришь, пришёл из тех мест, где восходит солнце, послушав, что ты рассказываешь о великом властителе, или короле, который послал тебя сюда, мы вполне уверились, что он и наш природный господин, тем более что он, как ты говоришь, давно уже о нас знает. Итак, знай, что мы будем повиноваться тебе и видеть в тебе господина и представителя того великого владыки, о коем ты говоришь, и не будет от нас никакого ослушания или измены... Я знаю также, что тебе говорили, будто стены домов у нас сложены из золота, что у меня и кровати в доме и прочая утварь сделаны из золота и что я именовал и именую себя богом, и многое ещё говорили тебе. Но, как видишь, дома у нас из камня, извёстки и глины».

Затем он приподнял свою одежду и обнажил тело и стал щупать рукой предплечья и туловище, приговаривая: «Видишь, я из плоти и крови, подобно тебе и прочим людям, я телесен и смертен. Видишь, как тебе наврали? Конечно, есть у меня сколько-то золота, доставшегося от предков, и всё это ты можешь взять, когда захочешь. Теперь я пойду в другие мои дома, а тебе здесь предоставят всё, что понадобится тебе и твоим людям, и не будет ни в чем отказа, ибо ты в своей стране и у себя дома».


Эрнан Кортес
Эрнан Кортес

Мои коллажи — это не мозаичные головоломки, а организмы, которые растут до тех пор, пока их вес не будет уравновешен их энергией. Что произойдёт дальше? В каком направлении они будут развиваться? Я ищу внутреннюю логику в самой работе. Эта логика может насчитывать множество составляющих или быть замкнута на самой себе, но она не более случайна, чем извивы виноградной лозы.

Когда Альберс читал лекции, он неизменно спотыкался по дороге к кафедре. Он также ронял свои записи. Немедленная симпатия аудитории. Я видел, как он делал это по меньшей мере двенадцать раз за девять месяцев. Совпадение?

Невозможно делать одно и то же в течение пяти лет. Нужно освободиться от этого, это больше не имеет значения. Просто забудьте об этом, даже если речь идёт о вашей подписи, даже если все ожидают от вас этого. Попробуйте найти другие пути.

Рисунок из книги Джонатана Свифта «Путешествия Гулливера»
Путешествия Гулливера
Книга о путешествиях Лемюэля Гулливера, хирурга, а затем капитана нескольких ...
Хайле Селассие на обложке журнала «Таймс», 1 939 год
О Хайле Селассие
На протяжении большей части XX века Эфиопия ассоциировалась с императором Хайле ...