Фрески Сикстинской капеллы

Не приходится сомневаться в том, что Микеланджело осознавал себя гением, и фрески Сикстинской капеллы позволили ему сполна проявить свой талант.

Когда папа Юлий II поручил Микеланджело ди Лодовико ди Буонаррото Симони роспись потолка Сикстинской капеллы в Ватикане, художник прервал работу над будущей гробницей главы католической церкви. Вероятно, торопясь вернуться к оставленному заказу, Микеланджело написал фрески всего за четыре года и завершил работу в 1 512 году. Сюжеты росписи заимствованы из Книги Бытия.

Сикстинскую капеллу украшают фрески и других великих мастеров Возрождения, и всё же Микеланджело сумел затмить их всех. Он воспринимал человеческое тело как темницу души, и при виде такой картины, как «Сотворение Адама», зритель задумывается именно о душе: фреска изображает тот момент, когда в тело Адама вдыхается божественная искра. Для «Страшного суда» (1 534 — 1 541 годы) Микеланджело отвёл не потолок, но алтарную стену, однако эта фреска завершает общий замысел — отразить историю (в богословской интерпретации) от сотворения мира до конца времён.

За «Страшный суд» Микеланджело принялся через 22 года после росписи потолка, в пору начавшейся Реформации. Исторические перемены ощутимы в этой работе: вместо прежних ликующих красок взглядам зрителей предстают напуганные, молящие о Божьей милости люди. Фрески Сикстинской капеллы остаются непревзойдённым шедевром европейского искусства.

В 1 979 году началась реставрация Сикстинской капеллы. Фрески Микеланджело промыли растворителем, открыв взгляду яркие краски художника. Папа Иоанн Павел II заново освятил капеллу в 1 999 году


Микеланджело расписывал потолок Сикстинской капеллы (Ватикан), вдохновляясь сюжетами Книги Бытия. Эта работа заняла четыре года
Микеланджело расписывал потолок Сикстинской капеллы (Ватикан), вдохновляясь сюжетами Книги Бытия. Эта работа заняла четыре года

Оглядываясь в прошлое, я обратил внимание, как изысканно выглядят книги XVII века. Одна из причин этого — ограничения: в то время была доступна всего одна гарнитура, не было такого множества шрифтов. Единственное, что можно было сделать, — экспериментировать с размерами, наклоном и так далее. Это автоматически делает шрифт изысканным по сегодняшним стандартам.

Меня интересуют несовершенства, странность, безумство, непредсказуемость.

Многие пишут, что у меня нет узнаваемого стиля, и это один из лучших комплиментов, какие я только могу себе представить. Я хочу, чтобы у каждой книги было как можно больше индивидуальных особенностей, основанных на том, что это за книга и о чём она.

плуг с колесом
Перемены в сельском хозяйстве
Пшеница, первая сельскохозяйственная культура, которую стали выращивать в Европе ...
Далай-Лама в 1989 году на вручении Нобелевской премии мира
Далай-лама XIV
Из нобелевской речи, 1 989 года Я польщён, смущён и глубоко тронут тем, что вы ...