Меркатор совершенствует картографию

Фламандец Герард Меркатор опубликовал чрезвычайно важную карту — это была карта мира в новой проекции. Цилиндрическая равноугольная проекция, названная проекцией Меркатора, прославила его имя. Теперь штурманам в плавании не требовалось то и дело сверяться с компасом: проекция Меркатора позволяла проложить маршрут по прямой линии и следовать ему, идя под одним румбом к определённому меридиану. Точные навигационные карты стали подлинным благодеянием для моряков.

В проекции Меркатора сетка строится из находящихся на равном друг от друга расстоянии долгот и широт, которые по мере удаления от экватора все дальше расходятся. Правда, такая карта искажала масштабы ближе к полюсам, отчего Гренландия вырастала до размеров Южной Америки. Тем не менее проекция Меркатора стала основной в картографии.

Долготы и широты обозначаются на картах лишь с XVI века, хотя уже во II веке географ и астроном Птолемей расчерчивал карту градусной сеткой, причём учитывал шарообразную форму Земли


Герард Меркатор способствовал революции в искусстве навигации
Герард Меркатор способствовал революции в искусстве навигации

Предполагать, что, используя шрифты Helvetica, мы ищем самый лёгкий путь, — смешно с типографической точки зрения. Просто смешно. Мы тратим огромное количество времени на разбивку, выравнивание и расстановку шрифта. Тот факт, что в нашем распоряжении находится лишь ограниченный набор шрифтов, требует от нас определённой подготовки, мастерской точности, фокусирования на тонких деталях. Новый шрифт для каждого конкретного случая — это определённо сказано не про нас. Но, заметим, именно такое отношение и было бы самым простым путём.

Когда проект оказывается провальным, мы объясняем это тем, что что то пошло не так на стадии переговоров, но это не отменяет того факта, что мы пытались служить идее, в которую верили.

Дизайнеры всегда хотели изменить мир — это заложено в нашем ДНК. Возможно, настало время объединить наши усилия и действительно попытаться сделать это. А пока наша небольшая инициатива будет продолжаться просто для радости от этих усилий.

Джонатан Свифт
Джонатан Свифт
«Путешествия Гулливера», 1 726 год Мой хозяин особенно интересовался, из какой ...
Альберт Эйнштейн, 1 947 год
Альберт Эйнштейн
Роджер Розенблатт, журнал «Тайм» Почему он так важен для нашей эпохи? Не потому, ...