Аттила и нашествие гуннов

Аттилу, прозванного Бич Божий, все без исключения — от римских историков до голливудских сценаристов — изображают кровожадным завоевателем. Будь у гуннов письменность и историки, репутация у Аттилы, возможно, была бы получше. Увы, все дошедшие до нас сообщения о его жизни и о годах, когда он наводил ужас на Европу, написаны его врагами римлянами. В наши дни имя Аттилы ассоциируется с варварством и насилием.

Аттила был самым знаменитым царём гуннов — кочевников, которые пришли в конце IV века из Центральной Азии и по мере продвижения на запад покоряли европейские города. Гуннская конница обладала огромным преимуществом благодаря небольшому техническому новшеству — стременам. Имея опору на стремена, гунны могли сражаться обеими руками, осыпая противника дождём стрел и бросая копья точно в цель. Перед азиатскими «полувоинами-полуконями» трепетала вся Римская империя.

И всё же в Галлии, на полях возле нынешнего города Шалон-сюр-Марн, Аттила потерпел окончательное поражение — а Западная Римская империя одержала окончательную победу. Прорываясь на запад, Бич Божий и его 100-тысячное войско опустошали и разоряли города нынешних Франции, Швейцарии, Бельгии. Остановить Аттилу могло лишь сильнейшее войско — и визиготы и римляне вступили в судьбоносный союз. В 451 году они вместе выступили на север против гуннов. Армии неприятелей сошлись на Каталаунских полях, и объединённое римско-готское войско одержало победу. И хотя позже Аттила вторгся в Италию, после этой битвы он уже не представлял особой угрозы для империи.

Однако нашествие гуннов не прошло бесследно. На протяжении ещё восьми десятилетий, уступая натиску гуннов, германцы продвигались на римскую территорию. Воюя с империей, они ослабляли её некогда казавшуюся вечной мощь. Судьба Западной Римской империи повисла на волоске.

Острова в Венецианской лагуне становились убежищем для римлян, бежавших с материка от нашествия гуннов. Со временем они основали здесь город — нынешнюю Венецию


Аттила и нашествие гуннов

Слова «графический дизайнер», «архитектор» или «промышленный дизайнер» застревают у меня в горле: когда я произношу их, то чувствую ограниченность, специализацию в рамках профессии; я вижу отношение к обществу и установленный порядок, неудовлетворительный и несовершенный. Этого убогого набора терминов недостаточно для того, чтобы во всей полноте раскрыть до сих пор так и не выявленную до конца сущность дизайнера.

Я стараюсь подбирать в нашу студию любознательных и увлечённых людей. Но постоянно приходится думать о том, кого взять следующего, поскольку любознательность лидеров нашей команды зачастую приводит к тому, что они увлекаются чем-то другим. Невозможно удержать сияние — наслаждайтесь его блеском, а затем отпустите.

Я пытаюсь найти такой способ работы, который позволил бы мне сократить прослойку кретинов между мной и обществом.

Пророк Боговидец Моисей. Мозаика из Свято-Троицкого собора, Одесса
Моисей
Исход 34: 1-10 И сказал Господь Моисею: вытеши себе две скрижали каменные, подобные ...
Вирус жёлтой лихорадки
Джон Моран
Мемуары «Подопытного кролика» Ко времени, когда майор Рид завершил свою ...